руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
24 нояб.
13:47
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Поэзия
суббота, январь 1, 2000

Вахид

aвтор: Баласадык
 

ОТРЫВКИ ИЗ ПОЭМЫ

КУБИНКА1

Старая Кубинка.

Гомон многолюдья

Заглушают ревом

Важные верблюды.

Пехлеван гянджинский,

Гик издав свирепый,

Пред честным народом

Рвет на звенья цели.

По груди другого

Под восторг повальный

Молотом лупасят,

Как по наковальне.

Стар и млад глазеют -

Магу-чудодею

Грозная гюрза

Обвивает шею.

На огромном теште2

Говурма дымится.

Подходите, люди!

На здоровье ешьте! Д

оносилась песня:

«Здесь промчался конник...»

Рассыпался цокот

В небесах стозвонных.

Схватки пехлеванов...

Бойкие гадалки...

Рифмачи схлестнулись

В острой перепалке:

- Махалла3 здесь ваша.

То-то ты распелся соловьем!

Отойдем-ка, брат, в сторонку.

Потолкуем за углом.

- Если слово с уст слетело -

будь хозяином ему. Коль мужчина -действуй смело,

и сейчас, а не потом.

-Я-сын бека! Что ты видел, бедолага, на веку? Д

ень-деньской носился, верно, ты со старым

ишаком!

-Ты забыл, как Селим-бека

проучил бедняк Наби!

Из седла твой бек холеный

покатился кувырком!..

...Состязались молодые,

Душу шуткой отводя,

Слово острое кололо,

И порою-не шутя...

Наблюдал Вахид с азартом,

Пресекая перебор,

Если что не так сказалось

И съезжал на свару спор.

«Зары в «спарке» не бросай,

Ты хватил, брат, через край...»

«Обошел Аллах нас даром.

Мил ему один Вахид...»

Улыбался виновато

Незадачливый пиит.

1 - Кубинка, или Кубинская площадь - уголок старого Баку.

2 - Тешт - плоская металлическая посуда.

3 - Махалла - квартал в старом городе.

ЗУЛЬФИЯ

...Любовь одушевляет и руины,

За камнем камень восстает из праха.

Увы, ее лишившись благостыни,

Теряют крылья доблесть и отвага.

Любовь - свеченье лучезарных грез,

Не упрекай ее за нрав капризный,

Она - незримо зреющая гроздь,

Подслащивает осень нашей жизни.

Боль Физули понять не суждено

Не пережившим горькую разлуку.

Я пью любовь, как старое вино.

Растягивая сладостную муку.

Ашуг, расстаться с жизнью не спеши,

С годами чувство глубже и бесценней,

Любовь моя - сокровище души,

И с нею старость - как закат весенний.

* * *

Паломников исстари влекло киблэ,

И шли они к дальней святой земле,

Вахида манили иные края,

Где первая песня души - Зульфия...

И он отправляется в Самарканд,

И город старинный поэту рад,

И гостю оказан радушный прием,

Но все в одночасье померкло кругом...

Вот вышла приветить гостя она.

Колечко на пальце. Обручена...

«Я сердце не вверил бы

воле желанной подруги,

Коль знал бы - до счастья

мои не дотянутся руки.

Любовью влекомый, отчизну покинул

и в край луноликой

Направил свой путь,

себя обрекая на муки.

При встрече, быть может,

нашел бы спасенье от них я,

Напрасны надежды мои,

и нет горемыке поруки.

Не вверг бы в пучину

печали себя я, коль знал бы:

Ко мне безучастна свидетель душевной

разрухи.

Вахид не погиб бы от этих

терзаний напрасных,

Коль знал бы спасенье от

смертной болезни разлуки!»

* * *

Зульфия не решилась нарушить молчанье,

Изваяньем печальным застыв на эйване,

И, похоже, в смятенной душе бушевала гроза,

Отуманили слезы большие глаза...

...Островерхие башни вонзались в лазурь.

Искрометно мерцала на стенах глазурь,

По-хафизовски он Самарканд обозрел,

И прощальные бейты печально пропел:

«Что дорогу мою преградили башен твоих острия!

Что уставил в меня ты кинжал, как лихой Мавия?

Если стон я исторгну истошный - побойся Аллаха,

Вознесется до самого неба, где высший стоит судия!

Самарканд ради родинки милой готовый отдать, -

Мог ли ведать Хафиз, что родится на свет Зульфия?

Дочь торговца, она подкупала сердца и сбывала печаль.

И «прибытка» такого мне хватит с лихвой для житья...

Возвращаюсь в Баку с безысходною болью в душе,

Пусть ослепну, коль я оглянусь, безутешные слезы лия...»

* * *

Осталась в прошлом первая любовь,

Как быстро годы жизни пролетели!

Влюбленные читали вновь и вновь

Вахида вдохновенные газели.

Они звучали на устах у всех,

Снискав повсюду славу и успех,

Струились днем, звенели вечерами

Над вешними раздольными лугами,

Внимал им зачарованно Баку

На сказочном каспийском берегу,

И крылья бесподобного мугама

Несли его волшебные слова

Из края в край... И пел их в Тегеране

Певец известный - Пайан Мустафа,

Их узнавали в многолюдном гуле,

И толпы замирали в Истамбуле...

Перевод С. МАМЕДЗАДЕ

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.