руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
18 окт.
02:12
Телеграмма № 4: Грех Брюса Уиллиса, дуэльный кодекс, Анри Руссо и Эпитект

Энциклопедия / Люди

Изменить категорию | Все статьи категории

академик Юсиф Гейдарович Мамедалиев

10.5.2005

РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ВОЙНЫ

2005 год объявлен ЮНЕСКО Годом академика МАМЕДАЛИЕВА

М.ФАРАДЖУЛЛАЕВА

Так случилось, что еще в конце 90-х гг. мне выпала честь работать с материалами о жизни и работе первого в Азербайджане академика по химии, автора бесценных для науки и страны открытий и технологий, высокооктанового топлива и толуола, без которых СССР не выиграл бы войну, создателя нефтехимической школы Азербайджана, человека, который два раза был президентом Академии наук республики, признанного во всем мире ученого, которого назвали "Королем алкилирования", - ЮСУФА ГЕЙДАРОВИЧА МАМЕДАЛИЕВА.

Я горжусь тем, что 2005 год объявлен ЮНЕСКО Годом Мамедалиева. Но уже давно я заметила, что о вкладе его в науку и развитие нефтехимии страны, не говоря уже о роли, которую сыграли открытия и выпущенная на их основе во время войны стратегическая продукция, не слишком известны широкому населению, в том числе и молодежи.

А что означает туманная фраза советского прошлого "нефть Кавказа в годы войны"? Да, нефть Грозного везли в Азербайджан. Но здесь, кроме своей нефти, было главное: нефтеперерабатывающие комплексы, химическая промышленность, которую упорно "пробивал" Мамедалиев со своим коллективом и школой зарождающейся нефтехимии Азербайджана. Это были наши будущие ученые и академики, а тогда - инженеры, лаборанты, рабочие. Они не просто совершали "трудовые подвиги военных лет", но что-то постоянно изобретали, а усовершенствования и "предложения" были фактически научными открытиями.

Неужели только безликой "нефтью Кавказа", только сырьевым ресурсом сделал свой вклад Азербайджан в победу 1945-го?

А знаете ли вы, что научные открытия Мамедалиева, и выпущенная на их основе стратегическая продукция, которая повернула ход войны в сторону Великой Победы, были основаны, строго говоря, НЕ НА НЕФТИ, А НА ГАЗАХ - ПРИРОДНЫХ (АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ) И ЗАВОДСКИХ? И что до МАМЕДАЛИЕВА их исследованием почти никто не занимался?

Вот вам и "нефть Кавказа"... А заодно и роль Личности в истории войны.

НАЧАЛОСЬ ВСЕ ЕЩЕ ДО ВОЙНЫ

В марте 1933 года, через год после окончания Московского университета, Мамедалиев поступил на работу в АзНИИ им.Куйбышева. Профиль института давал хорошие возможности для быстрого перехода от теоретических открытий к практическому внедрению. А Юсуф Мамедалиев ставил перед наукой и производством реальные задачи, считая, что для этого в республике есть большие ресурсы зря пропадающего сырья: природные и заводские газы.

А к газу в то время относились, как к опасной обузе, которую можно использовать только для сжигания. И пылали день и ночь газовые факелы над нефтеперегонными заводами, сжигая ценнейшие газообразные углеводороды - побочные продукты переработки нефти. До 1930-31 гг. это сырье было почти не изучено.

Поэтому Мамедалиев поставил задачу: установить состав газов, неоднородный в разных источниках; найти пути их разделения на индивидуальные углеводороды; дать рациональные способы их использования. И он это сделал.

Юсуф Мамедалиев стал одним из первых ученых, который потратил на изучение природных и заводских газов много сил, и первым ученым в Азербайджане, который посвятил этому всю свою жизнь. В лаборатории газового анализа он собрал команду, с которой проводил экспериментальные исследования, затем у него появилась своя лаборатория, а потом вся работа НИИ по газовому анализу перешла к нему и его группе.

Во всех работах у Мамедалиева бил фонтан идей, стратегическое видение целых направлений, новый подход. В 1936 году выходит монография Мамедалиева "ПРИРОДНЫЕ ГАЗЫ АЗЕРБАЙДЖАНА И ИХ ПЕРЕРАБОТКА". В ней он в очередной раз озвучил свое научное кредо, цель, к которой шел всю жизнь: "Газ, до сих пор служивший нам как топливо, мы превратим в ценное химическое сырье".

Когда в АзНИИ обратились врачи, которым были нужны лекарства от болезней, косивших население Закавказья и стран Средней Азии, только Мамедалиев откликнулся на просьбу, не став ссылаться на то, что это "не по основной теме его работ". Он лично проработал теоретические аспекты, просчитал все варианты реакций, и под его руководством в лаборатории пошли эксперименты.

Он часто проектировал и мастерил приборы, необходимые для решения поставленных им задач. И сейчас, не дожидаясь создания опытно-промышленной установки, он соорудил по своим чертежам нужный аппарат. И скоро из этой установки начался выход четыреххлористого углерода с высокой степенью чистоты и пригодности для медицинских целей. Вначале граммы, потом они собрались в тонны.

Препарат на основе азербайджанского газа был дешев и помог справиться с болезнями огромного региона (по данным Института тропических болезней было излечено более 120 тысяч человек). Но главное - это направление исследований, которые затем не прекращались.

Фактически, их логическое развитие стало "цепной реакцией открытий" Мамедалиева: разработка процессов хлорирования и открытие их новых закономерностей, революционное для того времени бромирование нефтяных газов, их применение в промышленности, каталитический крекинг нефти в кипящем слое...

"Хлорирование", "бромирование", "реакция алкилирования"... Человеку, не имеющему химического образования, нужно просто знать, что, кроме огромного спектра открытий, сделанных Мамедалиевым в данных направлениях, за мало понятными терминами стоят ТОЛУОЛ, которым взрывают, ВЫСОКООКТАНОВЫЙ БЕНЗИН, без которого не ездят машины и не летают самолеты (как потом оказалось, и космические ракеты). И знаменитые бутылки с ЗАЖИГАТЕЛЬНОЙ СМЕСЬЮ.

Но Мамедалиев не просто совершал открытия, независимо от западных ученых - он находил пути использования вторичных продуктов, которые до сих пор никто в мире не применял, не хотел и не знал, как это делать. Запад шел своим путем, азербайджанский ученый - своим.

В Европе поднимал голову фашизм, начиналась вторая мировая война. На пороге была война Отечественная. А Мамедалиев работал. Исследовал одно и одновременно понимал, что какое-то вещество, получаемое им в процессе уникальных, химических реакций, можно будет использовать для очередного прорыва.

ВОЙНА

1942-й год. Фашисты уже были в горах Кавказа, рвались в Баку. А здесь создавали госпитали, в которые свозили раненых, город по ночам затемнялся, но работа по снабжению фронтов кипела. В это грозное время, в сентябре 1942 года, шла защита докторской диссертации Мамедалиева "СИНТЕЗ ТОЛУОЛА АЛКИЛИРОВАНИЕМ И

ДЕАЛКИЛИРОВАНИЕМ АРОМАТИЧЕСКИХ УГЛЕВОДОРОДОВ".

Метод получения толуола, открытый Ю.Г.Мамедалиевым, обещал увеличить выработку толуола по стране не менее, чем в два раза. По тем временам это выглядело фантастикой. Ученый совет должен был рассмотреть и оценить работу, которая делала доступным немедленный выпуск толуола в Баку, с использованием местных ресурсов.

Ю.Г.Мамедалиев уже в 1938 году начал обдумывать теоретические аспекты получения толуола. К 1941 году он уже был близок к завершению и по заданию Госкомитета обороны СССР сосредоточил все силы именно на этом направлении. Недаром в конце 1941 года, когда при Азербайджанском филиале АН СССР было создано Отделение химических проблем Всесоюзного центрального технологического совета, председателем его был назначен Ю.Г.Мамедалиев.

До войны потребность страны в толуоле для боевых снарядов частично покрывалась за счет ввоза из-за рубежа. С началом войны поставки толуола прекратились, и получение толуола было поставлено перед химиками страны как неотложная, жизненно важная задача. Многие институты химического профиля в СССР старались решить эту задачу, но решил ее Ю.Г.Мамедалиев.

Значение работы Мамедалиева в том, что он стремился найти НОВЫЙ ПУТЬ ПОЛУЧЕНИЯ ТОЛУОЛА - в намного большем количестве и из недорогого сырья. Причем, путь несложный, так как другой потребовал бы строительства крупных мощностей и сложных технологий. И ученый погрузился в расчеты, изучил термодинамику реакции, рассчитал константы ее равновесия. Причем, не только для толуола, но 12-ти конечных продуктов метилирования бензола (это понадобилось при решении и последующих задач).

Вначале он получил выход толуола в 16,5% от исходного сырья. Это было беспрецедентным достижением, но Мамедалиев стремился к большему. Отказавшись в очередной раз от решений в стиле мировой химической классики и применения чистых, дорогих реагентов, как это делалось за рубежом и в СССР до него, он начинает применять дешевые отходы производства - сольвентные, пиробензольные, ксилольные фракции. И доводит содержание толуола в конечном продукте до 20%.

Таких результатов до него не получал никто в мире! И никто не использовал до него технических отходов!

Правительство отдает соответствующее распоряжение. Мамедалиев, как автор процесса, участвует в проектировании заводских установок - кто, кроме автора метода, лучше знал, какими они должны были быть?

Широкое внедрение предложенных синтезов позволяло увеличить выработку толуола в СССР не менее, чем в два раза. Это был прорыв, вызвавший впоследствии бурную реакцию со стороны мировой научной общественности, особенно американских ученых.

"ЗАВОД N10". БЕНЗИН

При синтезе толуола методом Мамедалиева побочным продуктом выходила высокооктановая смесь - изопарафины. А изооктаны - это высокое качество моторного горючего, которое, как хлеб, нужно было нашим танкам и самолетам. Но как их превратить в это горючее?

Военные нуждались в большом количестве горючего высшего качества, - то, на чем они ездили и летали, сильно снижало эффективность боевых действий. Поэтому Ю.Мамедалиев решил пойти на исследование изопарафинов, получаемых при синтезе толуола. Новое, полноценное научное исследование в условиях войны, и это при том, что местное сырье сильно отличалось по составу от зарубежного...

Он в очередной раз отказывается от работы с дорогими и чистыми исходными компонентами, берет то, что "под рукой" и стоит недорого - парафины газового бензина и олефины крекинг-бензина, - отходы, только ухудшавшие качество бензина. Но это были нужные ему непредельные углеводороды, поэтому он стал искать оптимальный способ их превращения в полезный продукт. И нашел.

Теперь нужно было быстро налаживать производство необходимого армии топлива в промышленном масштабе. Срочно внедрять свой метод Мамедалиеву предстояло на абсолютно не приспособленном для этой цели газолиновом заводике, на обычной установке для очистки бензина. Но с таким оборудованием реакция могла вообще не пойти, и вначале она действительно не шла - крепкая кислота разъедала задвижки, вентили, трубы...

"Работал он на заводе день и ночь, а с ним и большинство сотрудников лаборатории. По сути дела, это было не освоением процесса, как мы это сейчас понимаем, а школой, в которой учились все - и рабочие, и инженеры. Все было новым, трудным, но и захватывающим. Мамедалиев был немногословен, подолгу думал, но то, что он говорил и объяснял, было всесторонне обоснованно. Помню, как он мог быстро написать длинный ряд формул химических превращений, безошибочно задать параметры температур реакции, на память назвать результаты лабораторных анализов за несколько дней. Мы все поражались его памяти. Но дело было не столько в ней, сколько в том, что он ни на минуту не отвлекался от поставленной цели - освоения процесса", - вспоминает Валентина Корчагина, дежурный инженер установки.

Выпуск высокооктанового бензина был налажен в рекордные сроки: за два месяца. В трудный, переломный момент войны, в 1943 году установка газолинового завода, который был тогда засекречен под названием "Завод N 10", давала тысячи тонн высокооктанового компонента.

В январе 1944 года за обеспечение фронта авиационным горючим Мамедалиев был награжден орденом Ленина. Есть у него и премия им.Сталина - в списке награжденных имя азербайджанского нефтехимика Ю.Г.Мамедалиева стояло рядом с конструкторами боевых самолетов - Ильюшиным, Лавочкиным, Яковлевым.
loading загрузка

Обозрения
КинОвинОгрет. Июль 17,21
© Eugene