руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
20 июнь
10:18
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Форум: Сборник рассказов и стихов конкурса "Забытый свист"

Закрыта
1

Начало

апр. 30, 2019 10:53

Сборник рассказов и стихов конкурса "Забытый свист"

Нить только для чтения.
Всего ответов: 17
Показывать
Все комментарииРейтинг
Ответы
Editor ©
май 17, 2019 04:00
Данная тема выбрана для Главной страницы сайта Baku Pages.
Поздравляем!

Внимание: появление темы на главной странице может занять несколько минут.

Редакция Baku Pages
pokolenie x
май 16, 2019 20:48
мимо меня прошла девушка. обтягивающие брючки, свободняя белая маечка, спортивные тапочки. светлые волосы ниже плечей, отливающие на солнце золотом. при каждом шаге они плавно покачивались, очень аккуратно: влево-вправо.. небольшой ветерок, внезапно разрушил гармонию, взметнув волосы вверх, растормошил, хаотично и беспорядочно рассыпав их по плечам. она махнула головой и волосы опять плавно и аккуратно вошли в такт к шагам: влево-вправо. мне даже показалось, что подувший ветерок донес до меня цветочный запах ее духов. но в моей юности девушки ходили на каблучках. походка становилась очаровательно танцующей, привлекательной и манящей. невозможно было устоять и не пойти за такой девушкой, свистнуть ей вдогонку, увидеть поворот головы, смеющиеся глаза и мимолетно брошенную улыбку. или поворот головы, недовольно приподнятые брови, надменный взгляд красавицы, вызывающий еще один восхищенный свист и, пытаясь смягчить красотку, дополнительные комплименты. сейчас девушкам не свистнешь- обидятся, оскорбятся. комплимент не скажешь, лишний раз не пошутишь. а ведь какие девушки были- мягкие, нежные и беззащитные, особенно блондинки...

с блондинкой у меня была связана давняя история. это произошло перед уходом в армию. мне давно и безнадежно очень нравилась симпатичная светловолосая девушка Олеся из соседнего двора, каждый день прогуливающая свою огромную овчарку Рекса за домом на пустыре. учились мы в разных школах, поэтому так никогда не познакомились, хотя я постоянно разыгрывал в уме различные варианты непринужденной встречи и последующей дружбы. но время шло, а ее величество случай так и не предоставил возможности познакомиться. решив, что армия уже не за горами и на случай больше полагаться нельзя, я решил взять инициативу в свои руки. одному мне было несподручно, поэтому я попросил своего другана Махлиновского мне посодействовать. с Махлиновским мы дружили с детства- жили в одном дворе, учились вместе в школе, даже сидели за одной партой, в результате чего я умудрялся получать удовлетворительные оценки и не вылететь после восьмого класса в ПТУ. благодарить за это нужно было светлую голову Махлиновского и мое прекрасное зрение. учителя хмыкали, но оценки мне натягивали.

план был прост: у Махлиновского дома, где я бывал чаще, чем хотелось бы его родителям, была кошка Налька, вот, для осуществления задуманного, эта Налька мне была непременно нужна. объяснить свой великолепно продуманный план Махлиновскому взяло не более 5 минут, еще более получаса потребовалось на уговоры друга, не желающего "подвергать опасности любимую кошку его бабушки". так как у бабушки кошка была не только любимой, но и единственной, убедить его стоило труда, но в конце концов он, нехотя, вздыхая и томясь, дал согласие.
в назначенный день мы с кошкой на пустыре поджидали красавицу Олесю. план был прост- как только она спустит Рекса с поводка, мы отпустим кошку. Рекс, конечно, бросится за кошкой, кошка взлетит на единственное на пустыре дерево, все останутся живы-здоровы, ну а мы, спасая кошку, таким образом с Олесей познакомимся.
поначалу все шло по плану: Олеся выпустила Рекса, мы кошку, но дрянное создание, вместо того, чтобы взобраться на дерево, рвануло в кусты. и вот стоим мы с Махлиновским, на нас несется огромная злобно- лающая собака, какие нервы это выдержат... первым, заорав от страха, рванул Махлиновский. за ним, недолго думая, помчался и я, стиснув зубы, затыкая обратно в глотку рвущийся наружу истошный крик. стараясь не опозорится, хотя орать очень хотелось, я быстро обогнал Махлиновского. он громко засопел, взвизгнул и прибавил скорость.

- мальчики, не бегите, он не укусит, вы только от него не убегайте... мальчики,- кричала нам вдогонку Олеся- мальчики, остановитесь... ну, пожалуйста, не бегите

я, услышав призывы девушки, остановился первым. Махлиновкий тоже затормозил, обернулся, с ужасом в глазах ожидая приближения собаки.

- он не укусит, мальчики, не бойтесь- продолжала взывать Олеся.

Махлиновский расслабился, даже успел улыбнуться ей в ответ и тут подбежавший Рекс тихо-спокойно, вопреки всем обещаниям, цапнул его за задницу.

-АААА... етить твою мать, дура,- заорал Махлиновский и рухнул на землю. может он спутал собаку с медведем и решил притвориться мертным. я не знал, что делать, но на всякий случай взобрался на дерево- то самое, предназначенное для кошки.

подбежавшая Олеся, бросившись на колени, успокаивала Махлиновского- гладила его по голове, что-то нашептывала. Рекс, как ни в чем не бывало, махая хвостом, мирно сидел рядом. когда я, наконец спустившись с дерева, подошел к ним, они были полностью поглощены друг другом. она держала его за руку и что-то тихо говорила, а он, все еще лежа на земле, не спуская с нее глаз, глупо улыбался.

Через год они поженились.



я улыбнулся, вспоминая юность и наше поколение. это только кажется, что перед нами и нынешней молодежью- пропасть, но они- молодые и беспечные- такие же, как когда-то были мы... внезапно, чувствуя себя мальчишкой, непреодолимо захотелось присвистнуть вслед золотой девушке. я прибавил шаг- она шла совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. рассыпанные по плечам волосы пахли свежестью и лавандовым мылом. свистнуть? в голове мелькнула мысль: не дури старый выживший из ума дурак. но желание вернуться в молодость, увидеть ее глаза и улыбку перевысили здравый смысл. я свистнул, вернее попытался это сделать. вместо свиста закашлялся, в груди захрипело, в глазах стало темно. я, пытаясь прийти в себя, продолжая кашлять, схватился за грудь. остановившись, светлое облако волос взметнулось, повернувшись ко мне, приблизилось и участливым мужским голосом спросило:

- дед, с тобой все нормально, тебе помощь нужна?
Sidor Ivanovich
май 13, 2019 18:08
- Братаны, видите вон тот большой дом? Вон там, на горе? Я там жил. Да не гогочите так, кому ни рассказываю - гогочут. Ну да, понятно, что туда таких, как мы, на порог не пустят. Так я туда и не просился, я там просто проснулся. Бля буду, не пил с утра, в смысле, не больше обычного. Я вообще не помню, что было до того, как я там очутился. Говорят, авария какая-то была, ничего не помню напрочь. Просыпаюсь как-то утром, вижу - я нв койке, в палате, стены белые, а за окном.... сад, братаны. Такой красоты сад, вы такого никогда не видели...

- Добрый день, коллеги. Я думаю, все присутствующие осознаЮт, какой перед нами день. Это день, который может изменить историю человечества. Сегодня созданный в нашем институте 3D-принтер напечатает искусственного человека. Человека, коллеги, такого, как мы с вами, по нашему образу и подобию. Если эксперимент пройдет удачно, это означает, что мы стоим на пороге реализации человеческого бессмертия. Все болезни, душевные и физические, и весь процесс старения - все это уйдет прошлое. В недалеком будущем мы сумеем трансплантировать сознание любого индивидуума в идеальное, искусственное тело. Наш эксперимент, коллеги, если он увенчается успехом, ознаменует начало нового мира. И это будет сделано нами, нашим институтом, в нашей стране...

- ...Гляжу на это все, раззявив рот, а тут входят какие-то, все в белом, улыбаются мне. Завтрак несут, на серебряном подносе, кушай, говорят. Пробую, братаны... вкус райский. Ну поел я, а они мне улыбаются, под руки берут и ведут в кабинет... к ихнему главному. Сидит он там за письменным столом, огромный такой, седой весь, улыбается, и говорит - здравствуй, мол. Ты к нам на восстановление попал, после аварии. Будешь у нас на всем готовом, но смотри, правила у нас строгие, дисциплина, и если что не то - выгоним в два счета. А кто я, спрашиваю, как меня зовут, что-то не помню? Тебя нашли на обочине, говорит, и документов при тебе никаких не было, авария жуткая, у тебя память всю отшибло. Но ты не волнуйся, мы тебя восстановим. А звать тебя будем... ну, например, Адам....

- ...Коллеги, я должен напомнить о правилах безопасности. Наши конкуренты используют все возможное, чтобы выкрасть наши технологии и воспользоваться ими в своих целях. Мы вкладываем огромные средства и усилия с целью предотвращения промышленного шпионажа. Мы тесно сотрудничаем с государственными органами безопасности. Напоминаю : любой пронос на территорию института личных компьютеров, мобильных телефонов, флеш-драйвов строжайше запрещен. У нас есть сведения, что отдел промышленного шпионажа концерна Apple пытается проникнуть на территорию института, возможно, завербовать кого-то из нащих сотрудников и попытаться подключиться к системе жизнеобеспечения искусственного человека, чтобы похитить информацию...

- ... Понял, говорю, Адам так Адам, а насчет дисциплины не сомневайтесь, только обьясните мне, чего мне делать-то надо? А ничего, говорит, отдыхай, гуляй по саду, мы тут время от времени будем замеры разные тебе делать, давление, то-се. Главное, если встретишь кого-то странного, не из работников нашего института, не в униформе, ни в коем случае с ним не заговаривай. Особенно, говорит, если такое увидишь, - и показывает мне, братаны, рисунок яблока, - в контакт не вступай, ничего не касайся, беги сразу к нам и расскажи. Потому что если будешь правила наши соблюдать, будешь жить долго-долго. А нарушишь, - того... смертию умрешь.
Короче, братаны, началась у меня райская жизнь. Гуляю по саду, а посреди сада пруд с лилиями, и фонтан, и из пруда четыре ручейка текут в разные стороны. И музыка играет. И деревья с фруктами всякими, ешь не хочу. И еще... гуляют там, по саду, братва, животные невиданной красы. Одно как желтый огнегривый лев, братаны. Другое - вол, исполненный очей. А с ними - ей-бо, не вру - золотой орел небесный, чей так светел взор незабываемый.

- Гуляю я, братаны, и вдруг чувствую - сон смаривает. Прилег в тени, на лужайке под деревом, да и заснул. Просыпаюсь от того, что кто-то меня за плечо трогает. Глаза протираю, сажусь, и чувствую, что бок себе отлежал. Там, где ребра, с правой стороны, болит что-то. Смотрю - а надо мной женщина стоит и мне улыбается. И говорит - хватит спать, соня, пора тебе медицинские проверки делать. А кто ты, спрашиваю? Я тут работаю, отвечает, а зовут меня Ева. Ну что ж, говорю, пойдет в лабораторию? Да нет, отвечает, я тебя прямо здесь проверю, и улыбается, и волосами встряхивает так, что у меня, братаны, голова кругом идти начинает. А как же здесь проверяться, говорю, тут же приборов никаких нету? - и по сторонам смотрю. Прибор твой, Адам, - говорит, - при тебе, а мой при мне, и сейчас мы проверим, как они приборы эти состыкуются... И халатик расстегивать начинает, братаны, и башка у меня кругом идет, и чувствую, что немею, а она говорит, - ложись, мол, я сама все сделаю...
...Что я вам скажу, коллеги, состыковалось так состыковалось, и я окончательно понял, что в рай попал... И вот лежим мы с ней, обнявшись, и вдруг вижу на траве удостоверние ее... наверно, из кармана халатика выпало... коричневая книжечка такая, братаны, а на обложке... яблоко, братаны, надкусанное яблоко, тот самое, как на рисунке, что мне седой показал...

- ... Внимание! Внимание! Тревога по институту! Тревога по институту! Зафиксировано проникновение на территорию враждебного агента! Срочно найти испытуемого и доставить его в кабинет директора!

- ... и вдруг слышу - свист! Оглушающий свист! Отовсюду, просто мозги выносит! Со всех сторо бегут ко мне какие-то в белом, а женщины той и след простыл... Хватают они меня и, как есть, со спущенными штанами опять ведут в кабинет к тому, седому... А тот мрачнее тучи. Подвел ты нас, Адам, - говорит. За это будешь наказан. Здесь тебе больше не место, посколькы ты теперь носитель потенциальных компьютерных угроз нашему проекту. Сожалею, но придется тебе устраиваться дальше самому, как сумеешь... В поте лица будешь зарабатывать на хлеб свой. Мы за тобой будем, конечно, наблюдать, но сюда тебе путь заказан.
И под тот же свист, братаны, везут меня к воротам и выталкивают наружу. И вот я и оказался тут с вами, братаны мои бомжи. Думаю, если буду хорошо вести себя, может, седой смилостивится и назад меня в рай вернет? Ну когда нибудь... после какой-нибудь еше аварии... а?
daneda
май 11, 2019 12:02
вагант что-то весело насвистывал, глядя в даль.
хуррон, прицениваясь, сосредоточенно вертел в руках его ножичек:
-не свисти, людей не будет.
-да их и так нет, остались избранные и ежики.
-какие еще ежики? - ноздри хуррона взволнованно расширились,и он, на всякий случай, огляделся.
-доставки. - вагант широко улыбался.- встанешь утром, окинешь взглядом знакомые лица и отправляешь всем ежика. просто так, для настроения. кругом -свои.

копошащийся рядом малыш подозрительно притих. вагант взял его за руку:
-идем на горшок?
-да!
вместе они делают два шага по направлению к горшку. ребенок останавливается:
-не да.
BBang
май 11, 2019 12:00
В институте мозга объяснили, что привязанность к тебе - всего лишь пучок нейронов. Соответствующий набор найдется для значимых мест, людей, событий. Уникальное плетение, обуславливающее узнавание того, что дорого.
Не заблудиться. Не перепутать. Не забыть.
Глаза в легком прищуре, жесткий налет седины на волосах, рука, устало бросающая на стол тяжелую связку ключей и мальчишеский восторг в рассуждениях о динамике распространения реликтовой гравитации большого взрыва - не заблужусь, не перепутаю, не забуду.
klyuchik
май 4, 2019 00:26
Его мучала жестокая и неумолимая бессонница. Раньше еще удавалось ее провести долгими прогулками по вечерам, но с тех пор, как он перестал ходить, обмануть ее уже было нечем.
Таблетки тоже ее не обманывали. Тем более, что за таблетками следила жена и охраняла их, как Скупой свои сокровища.
Не дам, - говорила она. - Две - не дам. Максимум полторы. Не то ты совсем память потеряешь.
Но и две не помогали. Иногда удавалось заснуть, но спать получалось недолго, а проснуться среди ночи и снова не спать было еще мучительнее, чем не заснуть.
Она тоже пыталась обмануть его бессонницу. Вывозила перед сном на террасу, заваривала лавандовый чай, размешивала мед в теплом молоке.
Сама она тоже спала плохо. По ночам болели суставы, сказывалась акробатическая юность. Но самым мучительным было проснуться и неподвижно лежать в темноте, понимая, что и он не спит.
Когда-то она пыталась говорить с ним, болтать, уболтать его бессоницу. Но он тут же начинал стонущим покаянным голосом уговаривать ее спать дальше.
- Я не даю тебе спать, совсем тебя замучил. - говорил он. - Спи, не обращай на меня внимания, все хорошо.
И она, чтобы не будоражить это ночное покаяние, перестала заговаривать с ним по ночам.
Пусть думает, что я сплю, и не мучается, что разбудил меня, думала она.
Так шли год за годом.
В тот прекрасный день, возвращаясь домой, она, как обычно, остановилась у прилавков на площади.
Там продавали всякую сувенирную чепуху, нехитрые поделки - деревяные свистульки, кривоватые домодельные керамические миски. Она любила прилавок маленького старичка, продававшего домашний старый хлам, сломанные часы, гнутые ложки, мятые дверные колокольчики, латунные крышечки от разбитых сахарниц, тронутые ржавчиной опасные бритвы, россыпи старых ключей. Он торговал всем этим годами, и казалось, что распродает он огромный бесконечный дом, содержимое которого не кончается.
Ни разу ей еще не понравилась ни одна вещица, ни разу не захотелось что-то купить, ей просто нравилось разглядывать и перебирать этот нехитрый товар.
Старичок тоже давно заметил и запомнил ее, худенькую немолодую даму с удивительно прямой спиной и яркими девчоночьими глазами под седой челкой. Про себя он называл ее "куклой". Он прекрасно знал, что она ничего не купит, но всегда улыбался ей и учтиво приветствовал.
Она стояла и перебирала старые ключи, и вдруг мысль острая, как опасная бритва, пронзила ее.
-Я беру этот ключ, - сказала она. - Сколько он стоит?
Старичок в комическом недоумении сначала развел руками, потом прижал руку к груди.
- О каких деньгах вы говорите, мадам! Берите этот ключ, он ваш. Я счастлив, что вы наконец нашли у меня вещицу, достойную вашего обладания!
И застыл в комическом полупоклоне.
- Нет, - сказала она очень серьезно. - Эта вещь мне действительно очень нужна, и я должна за нее заплатить.
Она протянула ему небольшую сумму, и он с благодарностью ее принял.
Дома она ждала ночи. Готовила ужин, говорила с мужем, что-то читала - и все время улыбалась своим мыслям.
С наступлением ночи она вошла в спальню и села в кресло у изголовья.
- Я посижу здесь.
Он прикрыл глаза и лежал молча.
Тогда она поднесла к губам ключ.
Старый большой полый ключ, сейчас таких уже не делают.
И тихонько засвистела.
Насвистывала песенки, которые помнила с детства. Музыку цирковых представлений, балаганов, карнавалов и праздников. Там были и народные песни, и - она бы очень удивилась, если бы ей об этом сказали - мелодии моцартовских арий и баховских хоралов.
А он спал безмятежным сном нашалившегося мальчишки. У кровати стояло блюдо с пирожными, а в углу сидела удивительная большая кукла, оказавшаяся живой девочкой. Сон, удивительно глубокий, теплый мягкий и плотный, обволок его как облако.
А Суок все сидела и насвистывала и не могла остановиться.
XIX
май 3, 2019 19:38
Слышь,шепнула Верка,мышь пробежала.Мы лежали на старом тюфяке в гостинной.Диван был занят единственной законной парой в нашей компании.Мишка храпел заливисто и нерегулярно,Ирка,его жена время от времени шумно переворачивалась с боку на бок,что Мишке совсем не мешало,и если бы я про себя считал периоды то все вместе это создавало бы предсказуемую дисгармонию.Ну мышь,сказал я,не крыса ведь.Дисгармония с дивана чуть изменилась,и я понял что реплика про крысу услышана вертящейся Иркой.Вообще встреча этого Нового Года,и все предшествующее ей,суета сборов,сторазовые созвоны по мелочам,и главное,непременная обязанность присутствия напрягали задолго до,и очень хотелось соскочить с наезженной лыжни.Но Верка радовалась этому так искренне,что обламывать ее язык не поворачивался.Договаривались встречать с ночевкой у Филатова,у которого целых три комнаты в ведомственном доме,дедовы заслуги еще с тех времен,и по сценарию Мишка с Иркой должны были свалить после часу к ее предкам,но все вышло иначе,Мишка сильно перебрал,а у Ирки прав не было,и рисковать старенькой двушкой ужас как не хотелось,потому мы с Веркой ввиду возраста и комплекции оказались на тюфяке,а Ирка с Мишкой на "нашем диване".Филатов же с новой рыжей пассией,даже и не думал предлагать свою опочивальню.Кабинет с дедовской кушеткой в стиле "железный Феликс" вообще не обсуждался.Святыня.
Эй,откуда на седьмом этаже крысы,с интересом спросила с дивана Ирка?Мишка по прежнему аритмично храпел,ему не мешал гундосый Иркин голос,привык видать.Удивляешь,мать,нарочито равнодушно сказал я,они куда угодно просачиваются.Верка уткнулась мне в плечо,ее трясло от беззвучного смеха.В темноте ощутимо угадывались Иркины сомнения и страх.Покурим,предложил я.Все кроме Мишки согласились и гуськом прошли на кухню.Свет не включай,сказала Ирка,я не в форме,и мы втроем в голос расхохотались.А ты Мишке свистеть не пробовала,говорят что помогает,спросила Верка.Пробовала,прикуривая ответила Ирка,только током еще не пробовала,и мы снова расхохотались.Из коридора донеслось недовольное шарканиье,филатовская рыжая пассия гордо
и укоризненно прошествовала в уборную.Мы старались не смотреть друг на друга,с трудом сдерживая смех.В предутренней тишине большой квартиры звук мочеиспускания резонирует особенно гулко.Мы уже почти успокоились когда Ирка вдруг задумчиво сказала-а она напористая.
Akif Mamedovich
май 2, 2019 18:48
Черт меня дернул в очередной раз выпить перед сном красного вина да еще и закусить. А ведь предупреждал меня доктор Акиф Мамедович не есть после восьми. "В Вашем возрасте, - назидал он, - главное - после восьми не есть и не пить алкоголь. Не мальчик давно уже. Ваш желудочно-кишечный тракт подобен прекрасной апшеронской даче, дремлющей в неге под сенью виноградных лоз. Но стоит поесть и выпить после восьми, как внутри этой дачи, в прохладной тени внутренних покоев, начнутся брожение и пиры." Доктор Акиф Мамедович по натуре эстет и умеет красиво донести свою мысль до пациента. И ведь знал я, что не нужно, но черт дернул выпить. И пир в апшеронской даче не заставил себя ждать. Очередная полубессонная ночь. Какой-о странный человечек выскакивает из глубин мозга верхом на коне, несется галопом к виску и норовит уколоть копьем. Да еще и в мочевом пузыре начинается давление. Который, черт побери, сейчас час? Наверно три-полчетвертого, и мне бы провалиться еще часа на три. По-хорошему надо бы выкарабкаться из-под теплого одеяла, доковылять до туалета и освободить мочевой пузырь, но природа сопротивляется этому. Ночь, и нужно заставить себя преодолеть и погрузиться в небытие еще на пару часов. Но человечек скачет и колет, а мочевой пузырь продолжает подавать тревожные сигналы. Так. Начнем с него. Попробуем отсоединить голову от тела. Все от шеи и ниже пусть исчезнет до утра. Я - голова. Только голова. Огромная, посреди бескрайнего, безжизненного поля. Это срабатывает. Веки тяжелеют и смыкаются, и на бровях гнездятся совы мудрости. Тела нет, только голова, спящая посреди поля, усеянного силуэтами незнакомых людей, спящих вечным сном. Но опять откуда-то изнутри появляется этот наглый человечек верхом на коне, который оглядывает поле и что-то сам себе декламирует под нос. Как он действует мне на нервы, этот человечек, и в руке у него копье, один вид которого пробуждает острые боли в виске. Говорил же, говорил мне Акиф Мамедович - не пейте вино после восьми вечера, особенно красного не пейте, нет вообще никакого не пейте. Нездорово это в нашем с вами-то возрасте. Оно, вино, как жирный апулийский тарантул сожмет мозг, и не даст вам уснуть, и будет мучить кошмарами. И я решаю избавиться от назойливого наглого человечка, как избавился от мочего пузыря. Я набираю в несуществующие легкие воздух и начинаю на него дуть. Просто дуть. И он, как апулейский одуванчик, крутится на месте, разлетается на кусочки и уносится куда-то глубины мозга. Все. Теперь можно, наконец, погрузиться в пучины сна. Я - голова, просто голова, у меня нет ни желудочно кишечного тракта, с этой мерзкой изжогой в нем, ни мочевого пузыря. Но наглый злобный человечек, этот апулейский ишак, опять соединяется из кусочков в единое целое и опять злобно скалится. Он обзывает меня пустой головой и грозит кулаком - мол, еду-еду, не свищу, а как наеду не спущу! Он пришпоривает коня и мчится к левому виску во весь опор, правда, уже без копья, но от этого не легче, и свистит, свистит, а потом со всей сили ударяет в череп изнутри, и я качусь куда-то, качусь, и свист, свист, который сменяется звоном, жутким, нервирующим звоном. Он прекращается на пару секунд и возникает вновь, и снова прекращается, и снова бьет в висок, да это же будильник, пора вставать и собираться на работу.
Do4 Alcy
май 1, 2019 03:03
История как она есть
«Врёшь, не возмёшь…» - лихорадочно стучало в висках в такт сердцебиению. Утопленница из последних сил, сдерживая оставшийся квадратный дюйм воздуха пополам с водой, сильно отдающий тиной и утиным помётом, вцепившись в мешковину, разрывала свой «саван», отчаянно трепя из стороны в сторону очумелой башкой, поднимая со дна муть и пугая прудовую живность так, что даже рак свиснул.
Наконец чудо свершилось – и мутный пруд поплавком выплюнул Мумуню на поверхность. Мокрая от воды собака по-собачьи доплыла до берега и с наслаждением плюхнула морду в осоку. Сил вытянуть на сушу остаток тела уже не было. Но организм боролся самостоятельно без команды из головы – стресс вызвал исток воздуха из ЖКТ. Пошли пузыри, которые отпугнули рачью семью, примеряющуюся уже как бы побыстрее ухватить добычу, пока сом не очухался.
Наконец Мумуне надоели назойливые мухи, вьющиеся у ноздрей – и она чихнула, отрыгнув заодно и остаток прудовой мути вперемешку с тиной и улитками. Вскочив на четыре лапы, Мумуня радостно (хорошо, что живая) встряхнулась от кончика носа до кончика хвоста, чем вызвала грязными брызгами великолепную радугу. Обернувшись, как бы прощаясь, к пруду, собака со свистом в ушах понеслась в деревню. «Сукой буду, отомщу!» - эта мысль как скипидар придавала сил собачьему аллюру.
В качестве забавы на радостях Мумуня забежала в соседнюю рощу, где как бешенная распугала пастушек и фавнов. « Я как леди Баскервиль» - кичилась сама перед собой обсохшая собака.
Наигравшись всласть, уже налегке с трепещущимся как галстук языком, Мумуня как цезарь на рубиконе вступила на главный деревенский прошпект. Сидящих у лобаза мужиков как ветром сдуло. С криком «Ахти, робята…» все кинулись кто куда. Ещё бы, вся деревня знала, что Гера-немой насмерть утопил свою собачонку. Так что встреча с оборотнем никого не радовала.
Старухи крестились, отодвинув края оконных занавесок. Детвора , шмыгая носами, глазели с сеновалов. Деревня, куры и даже мухи - всё притихло в деревне. Смолкли и собаки, но это, похоже, из солидарности.
Виновница переполоха прошествовала в барскую усадьбу и по-пластунски пробралась под куст сирени. Оттуда она услышала разговор клюшницы со стряпухой о последней новости. Герасим, ни слова не сказав, ушёл в город. Барыня гневаеца, видать не с кем больше крутить шуры-муры.
«Ну и ладно,» - думала Мумуня, « Герасим что, он – орудие. Барыня, вот исчадие, вот кто за всё ответит». Зная, что барыня в это время полдничает в беседке, мстительница подкралась к ней и кааак прыгнет. Барыня бросилась врассыпную, обдирая о ветки сада свои рющи, ленты и прочие барские причиндалы. Мумуне даже весело стало:«Не буду её загрызать насмерть, кусну пару раз за задницу – и хорош с неё.» Сказано – сделано. Покусанная барыня из последних сил забралась на липу. Облаяв её для порядка как собака, Мумуня, традиционно пометив вокруг ствола, победно проследовала на кухню, где ей без звука как победительнице позволили стащить со стола кусман говядины. Закинув добычу за спину как волк овцу, Мумуня не оборачиваясь потрусила прочь. Говорят, что её видели в соседней волости, что она примкнула к своре одичавших собак, наводивших шорох на местных жителей и даже в клочья дерущихся с волками. И якобы Мумуня у них за вожака, но это, скорее всего, люди свистят. У собак матриархата отродясь не было.
Барыня вскоре умыкнула в город Париж, где её и застала революция им. Великого Октября. Усадьбу крестьяне, понятное дело, растащили по сусекам, а что осталось – спалили. Чего добру пропадать…
У Герасима на фоне стресса прорезался голос, а затем и слух. Его как безпашпортного отвели в участок, откуда он и был призван в армию за царя, за Родину, за веру. Служил он истово, начальство им было довольно. Он был переведён в пулемётчики, где он и был награждён Георгиевским крестом «за отличную стрельбу по водной цели».
После гражданской, повоевав и за белых и за красных (и даже маленько за зелёных, но «об етом свидетелев нету»), перешёл на гражданскую должность - дворником в Межрабпром. Работает добре, начальство довольно. Не пьёт. Вообще не пьёт. Помнит, гад, свою вину…
nutk
май 1, 2019 03:02
уже став взрослым,я понял,что говорил пашка без слов.
он приезжал на лето в наш городок к бабке, которая продавала на улице молоко из больших алюминиевых фляг. она черпала его длинным ковшом и наливала в бидоны.
- пашк,попроси бабку дать нам почерпать! разрешит?
- нутк! -пожимая плечами, отвечал пашка
- мы аккуратно, только попробуем,-продолжали конючить мы
- нутк…-важно тянул он
и все же пашка был очень красноречивым.
улица,на которой все мы жили, была густо засажена акациями. или они сами там росли. в пашкином кармане всегда находилось несколько пикулек. он рвал их с разных частей дерева и делал такими разноголосыми,что никто из нас и близко не мог ему подражать. иногда он выводил трели одной пикулькой, бывало брал в рот две-три,а то и сразу штук восемь. мы шли,болтали,орали друг на друга или задирались, пашка делал то же самое,только свистом. и все как-то его понимали.

умный читатель догадается,что через этот свист к пашке пришли и любовь,и успех. добавлю только,что беда тоже через свист случилась.
сначала о работе. пашка стал гаишником. трудно сказать,кто его любил больше-коллеги или водители. говорят,что некоторые даже специально нарушали ПДД, чтобы услышать его "художественный" свист. столько узнаваемой лексики можно было разобрать чуткому слуху в этих вибрациях.
но однажды пашка не на того напал. выразился емко, душевно. а товарищ оказался с двумя образованиями: с консерваторским и с переводческим. вот и переложил он пашкин свист на русский,так сказать, язык. пашка текст подтвердил,протокол подписал и не только погонов лишился, но и места. обсценные термины-полбеды. но оказалось,что пашка в своих звуковых тирадах все городское и областное начальство упомянул,а еще вождей непреходящего значения.
нутк…
Dolorosa
май 1, 2019 03:01
Долина dolorosa
В то утро первым желанием проснувшегося Огюста было - чудо.
Моне отдыхал водяными лилиями на стене спальни. Эрнестина все еще лежала с закрытыми глазами.
Наконец, у них появился сад. Огюст пытался разглядеть его сквозь голубоватый дым занавески. Именно там он поселил свои отчаянные, щемящие надежды.
Вчера они с Эрнестиной целый час обрабатывали молодые розетки земляники, в каждой из которой, словно апулийский тарантул, раскинул свои узорчатые хитиновые лапища жирный одуванчик. Огюст осторожно наблюдал за женой. В плотно облегающих руки перчатках она сосредоточенно выкорчевывала прочные корни навязчивого сорняка.
- А помнишь, в Алезсии ты ходила в венке из одуванчиков? Кажется, даже сохранилась фотография…
Когда-то это было их общим блаженным воспоминанием.
Эрнестина кивнула. Ее лицо осталось тусклым и безучастным.
«Неужели, ничто внутри нее не отозвалось?..»
Огюст упрямо верил, что где-то в глубине Эрнестина хранит те же чуткие, яркие эмоции.
Врач сказал: «В этом состоянии люди подобны лишенным украшений римским домам, виллам, ставни которых закрыты от яркого солнца; однако в сумерках их внутренних покоев справляются пиры».

После обеда, оставив жену в беседке, Огюст поднялся в комнату дочери. Эрнестина не заходила сюда с тех пор, как девочку привезли из клиники. Даже в тот майский день ее десятилетия, когда изнуренный ожиданием радости, Огюст заполнил каждый уголок детской букетами душистых ирисов.
Дочь оставалась в коме.
Ее кровать поставили прямо к окну. Этот сад должен обернуться спасением, вспоить живительными соками два самых любимых Огюстом цветка. Он непременно их разморозит, этих ненадолго заснувших принцесс!

Иногда Огюст не сдерживался и начинал торопить время. Чтобы напомнить ему, как выглядит счастье, он насвистывал вальс Легара, в котором кружил своих девочек накануне той злополучной аварии. Мгновение подвесило жизнь семьи на вытянутую струну болезненной бесчувственности.
Они переехали в тихий удаленный дом. И если, отправляясь по делам, Огюст все-таки встречал кого-то из прежних знакомых, на вежливую просьбу передать привет и наилучшие пожелания жене и дочке, он отвечал с одинаково загадочной улыбкой: «О, они все еще гуляют в долине dolorosa». Никому и в голову не приходило, что это вовсе не название улицы в старом городе, или какого-то живописного местечка, где любили отдыхать супруги.

Очередной день подходил к концу, а у Огюста так и не было на него никаких планов, кроме одного - чудо.
Svistun
апр. 30, 2019 11:00
Поток сознания

дома свистеть нельзя денег не будет учила его матушка когда он был ребенком она несмотря на высшее образование верила в приметы а он подрос и научился свистеть вбирая воздух в себя свистуны делятся на тех кто свистит вбирая воздух в себя и на тех кто свистит выдувая его наружу он был интроверт интроверт во всем включая свист он свистел вбирая воздух в себя он всегда влюблялся в замужних женщин намного старше него этакий лариосик обожал и мечтал как целую ночь соловей нам насвистывал он был как святой севастьян утыканный с головы до пят стрелами любви к замужним женщинам они относились к нему свистходительно и их при этом не мучала свисть они замужние женщины звали его к своим ногом свистом как щенка и он мчался как будто услышав благую свесть как будто узрев вспышку свеста колоколА вызванивали благосвест замужние женщины смотрели на него свистходительно а он мечтал о свексе с ними о бурном свексе и был двадцатый свек и по телесвистеру трансвистровали свексды комусвистической свастики пока все это не накрылось медным свизом и он много свестовых лет свустя летел куда то на свистолете свисс эйр и уткнув свисвую голову в холодное свисло иллюминатора мечтал об очередной замужней свизде уже намного свадше его самого
Svisst
апр. 30, 2019 10:59
Старая Бакинка

Залез на гору посидеть в обнимку с раком
И выдул из себя художественный свист,
Забыв на миг про слово с мягким знаком... (с)

На одном российском кладбище хоронили Старую Бакинку.

Эта женщина, хранившая партбилет в расписной лакированной шкатулке рядом с паспортом и медалью «Ветеран труда», лишь на исходе двадцатого века вспомнила о том, что бабушка по материнской линии крестила её в дошкольном детстве тайком от отца и матери. Насмотревшись телевизора и прочитав первые три страницы Нового завета, она не жалела пенсию на иконки и серебряные крестики для неблагодарных внуков, прятавших подарки в самые дальние углы письменных столов. До последнего дня она могла похвастаться памятью, перечисляя фамилии первых секретарей ЦК Компартии Азербайджана, цитируя Пушкина из школьной программы и рассказывая как проехать на 8-й километр. И разве что изредка пугала родственников приветствием «Христос Воскрес!» в канун Рождества.

Старая Бакинка была крепким орешком. Пережив голодные военные годы, послевоенную нищету и трудности с пошатнувшимися было после 56 года идеологическими установками, семьёй она управляла твёрдой рукой. Только однажды муж взбунтовался, отказавшись везти с собой старую мебель и прочую рухлядь, когда они покидали Баку навсегда. И ни один из сыновей не рискнул ей возразить, когда она задумала похоронить мужа по православному обычаю. Возможно это была месть за оставленные ковры, поскольку супруг не имел отношения к православию ни этнически, ни по зову сердца.

Отпевание перед похоронами проходило в крошечной церкви при кладбище, куда с трудом уместились сыновья с жёнами, внуки и внучки с мужьями, племянники и внучатые племянники, родители невесток и мужей внучек, и даже старая бакинская подружка приехала, с которой покойная не общалась последние несколько лет из-за неправильного рецепта пахлавы.
Старая Бакинка в гробу лежала с осуждающим выражением – большинство из присутствовавших она не любила эпизодически, а как минимум двоих терпеть не могла на протяжении всего периода их пребывания в её жизни.
В результате неловкости в ограниченном пространстве вначале загорелась от свечи куртка на одном из нелюбимцев.

- Мама с нами, - прошептал один из сыновей.

Когда же посреди службы с аналоя ни с того, ни с сего с грохотом упало Евангелие, стоявшие позади стали спрашивать друг друга и стоявших перед ними, уж не на Серёжу ли что-то рухнуло. Серёжа был вторым нелюбимцем.
Пока батюшка собирал с пола разлетевшиеся листки, хор пел пронзительно красиво.


*****


Через сорок дней отец Владимир, очень востребованный священник, ближе к вечеру служил у могилы заупокойную литию:

- Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшей рабе Твоей…

Похоронили Старую Бакинку рядом с мужем в старой части кладбища, где деревья высоки и стары, как в лесу, и где в последние годы добавилось подозрительно много надгробий в виде статуй в полный рост, с надписями, судя по которым тут лежали нестарые люди.

- Вечная паааамяяяять, - трижды пропел в заключение отец Владимир.

Было тепло, и солнце почти село.

- А кем была покойная при жизни? - спросил священник, кивнув на фотографию на могилке.
- Учительница, - ответил старший из сыновей.
- В раю она, - как отрезал батюшка и стал собираться.

Пока немногочисленные на этот раз присутствовавшие молча пытались осознать сказанное, почти над головой у них засвистал соловей. Да так резко, что все вздрогнули. А потом выдохнули и заулыбались.
Заканчивался май…
Svistuniya
апр. 30, 2019 10:57
Про свист

Мы сидим за столом и пьём чай, вернее, уже напились - можно сказать, почти в прямом смысле, потому что настроение, как после алкоголя... Наступила очередь времяпрепровождения... вот теперь можно и расслабиться. Мы не молчим... Разве мыслимо молчать, когда собираются женщины... тем более, больше двух?! Тихо играет музыка, а мы то разговариваем вполголоса, то наперебой шутим и громко смеёмся. Заговорили про одну знакомую - у неё муж болеет. Одна из подруг говорит:

- Вы представляете, как она за него переживает! Не дай Бог, с ним что-то случится, она умрёт следом за ним...

- Свистит! - говорит другая.

- Нет, не свистит. В прошлый раз она мне так и сказала: "Если он умрёт, я пойду за ним!"

- Тоже мне, жена декабриста! - говорю я.

Муж моей сестры, "краем уха" слушая, о чем мы говорим, посвистывает себе под нос в полголоса, варит кофе для себя и ещё на всякий случай, если объявятся желающие... Сестра, видя, что он прикрываясь легкомысленным свистом и заинтересовавшись нашим разговором, "навострил уши", вдруг неожиданно радостно сообщает:

- Если мой муж умрёт, я за ним не пойду!.... Останусь...

Он продолжает свистеть, сдерживая улыбку, но всё равно видно, что удержать губы "дудочкой" ему не удасться. Сейчас расхохочется. Раздаыется взрыв хохота... Это мы все дружно смеёмся. Над ним. Свист прекращается. Понимаем, что он смеется с нами - "под шум волны".

Я перестаю смеяться. Губы, растянутые в широкой улыбке, быстро принимают своё нормальное положение. Глубоко вздыхая, я говорю:

- Да-а-а... а мой всё время говорит: "Как же ты без меня будешь, когда я умру?! Но ничего, ты не переживай, я тебя с собой заберу, не оставлю!" ... Так что мне - без разницы, - добавляю я, - по желанию... или без... Конец - один, как у жены фараона...

Все в унисон смеются. Приятно, когда в унисон... и без свиста.
NePushkin
апр. 30, 2019 10:56
Мне говорят - пиши про свист.
А мозг мой пуст, как чистый лист.
Вот Раббби, циник и софист.
Он хоть собою неказист
Но остроумен и речист
Порой - отличный колумнист.

Ведущий он, но не солист.
И Инна здесь. Пьянящий mist,
Столбы. Меркурий Трисмегист.
Изида ты, а я твой priest
Пою в восторге акафИст
You're far in West, me here in East
Вдвоем сыграем с жизнью в вист.
Мы - юны, в баре Интурист
Туманен взгляд. Волшебна кисть.
Я от волненья не речист.
Елена ты, я твой Парис
.................................
Двадцатый век... Вот - last not least -
Крадется в джунглях маоист
Арабов гнобит сионист
................................
Пред нами ночь... но - чей-то свист
Рассеял тайну. Белый лист
Вновь предо мною, пуст и чист....
Griboedova
апр. 30, 2019 10:55
Мне кукушка сейчас насвистела:
Быть хорошему лету.
Дожди
Распластались по свету,
Не жди.
Если вдруг захотела
Вендетту,
Курок опусти, не томи.
Прости
На прощанье
Себя.
И дальше иди.