руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
19 март
10:46
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Форум: «Бакинцы и вегетарианки» - сборник конкурсных работ.

Закрыта
2

Начало

март 9, 2018 17:13
Изменено SharonAs ® : март 09, 2018 17:14:16

«Бакинцы и вегетарианки» - сборник конкурсных работ.

Сборник работ конкурса «Бакинцы и вегетарианки».
Нить только для чтения. Публикация работ и обсуждение - здесь.
Всего ответов: 7
Показывать
Все комментарииРейтинг
Ответы
HE AKCEHOBY
март 24, 2018 12:17
Друг мой ситный, монолитный,
Расстояниям вопреки
Накормивший меня сытно -
Накорми любовь с руки,

Вегетара, вегетара -
Кровь бурлит, поет гитара
Адюльтерит с белой Тарой
Обезумевший Вольтер:

- Приручи меня как птицу,
Обуздай как сто коней...
- Валерьянкою напиться
С вольтерьянкою моей...

Мне привидится дорога
Стол, стоящий посреди,
Не выходит диалога,
Монологи - впереди...

Отпусти меня как птицу,
Отпряги табун коней,
Вольтерьянкою родиться -
Белой дочерью полей...

По мотивам фольклора кельтских племен
Frontage
март 24, 2018 12:15
Аксёнову

Наплывает март растопленной свечой,
Все куда-то мчимся без оглядки,
Друг мой ситцевый, остановись, постой,
Испытай доверие украдкой.

Протяни прохожим руки-длани,
Оторви от неба взгляда муть,
Мы пришли с несмелыми речами,
Нам глоток вдохнуть,- и снова в путь.

Уместится детство на ладони,
Разольется юность по стеклу,
Редкой сребрью зрелость тронет брови,
Старость с криком «Нееет!» уступит путь.
gone4ka
март 21, 2018 20:23
Весной Гонечка беспокоилась особенно сильно. Даже сильнее, чем осенью.
Во время весеннего конкурса бакинцы пытались не показываться Гонечке на глаза, потому что она хватала их и заставляла что-то писать.
Шарон говорил, что у него много гостей, которых все время надо кормить и пропадал в ресторанах. Фрекен уходила в пляс с Брюс Уилисом. Он с ней тоже намучивался, потому что в приступах ностальгии она заставляла его переодеваться в национальные шекинские костюмы и фоткала. Изредка присылала фотографии на конкурс, чтобы мы понимали, что у неё все замечательно и чтобы разозлить Алину.
Алина злилась и заламывала цену в поцелуях за подсчёт голосов.
Инна объясняла своё отсутствие тем, что весной звёзд на небе становится больше, а считать их она не доверяла никому, даже Алине.
Вагант искал лучшее освещение, О Дженри - лучшее общество, (ах да, он вообще не книгочей),Моше уходил в это время в поход от всех подальше.
Чтобы Гонечку как-то успокоить к ней приставляли мужественного Рокстера. Книгочеи скидывались и покупали ему травы, чтобы он легче переносил этот сложный период для всех.
Когда же и он не справлялся, то вызывали Красную Армию.
Ее приход приурочивали обычно к параду 9 мая, чтобы Гонечка ни о чем не догадалась.
Ta4ank
март 16, 2018 21:51
В голове грохочут танки,
Лимерики, перошки,
Лишь бакинки-волтерьянки
Всё не кормятся с руки.
Не хотят они ложиться
Умной ровненькой строкой.
Чорт, совсем другое снится -
Вольтерьянец молодой.

Припев:

Ах вы, вегетарианцы,
Да сжальтесь, сжальтесь надо мной,
Заплетитеся сюжетно -
И предстанем пред жюрёй!
Sambr
март 12, 2018 12:32
Мы оба в мятых джинсах, в майках с якорями,
Жужжит настырный шмель,
Цветов душистый хмель,
И томик вверх обложкой,
Аксенова немножко.

Хотели разобраться с вольтерьянцами,
Запутались в Лионе,
Вернулись в Сад,
Изгнали ад,
Уснули сладко под протуберанцами.
Kudos
март 9, 2018 17:18
2. Вольтер объявил окружающим, что умирает. Вскрикнув, принцессы ахнулись в молниеносное головокружение. Фрейлинам их, баронессе Эвдокии Казимировне Брамсценбергер-Попово и графине Марилоре Евграфовне Эссенмусс-Горковато, фактически сделалось дурно. Быстро с крыльца соскочив, Мишель подхватил де Вольтера, а Николя Фиоклу и Клаудию поддержал за тонкие тальи. Дамы сопровождения, увы, упали, серьезно повредив дорожные платья.
Что же случилось? Оказывается, к самому языку филозофа подступила тошнота, а в этих случаях Вольтер всегда объявлял приближение кончины.
«Ужинать, ужинать!» – тут закричал хозяин отеля, как будто еда – это панацея. Так, в общем-то, в Германии все полагали в те обжористые времена.
«Напротив, не ужинать!» – заявил опытный Лоншан, знавший прекрасно все недуги хозяина. При приступах умирания Вольтер обычно завязывал кушать и чаще всего поправлялся.

"Врача, врача!" - закричал Мишель, опытными пальцами продолжая ощупывать на тонких тальях застежки корсетов. Он помнил, что поправляясь без еды, де Вольтер становился до невыносимости ворчливым, да и скупым.
Врач оказался в самом отеле, где он лечил главного повара, Вюрцберга Ерофеевича Пожрать-Неплохового от несварения, a прочих дам, разнообразно лехкого поведения, от дурного вкуса во рту.
"Лечу как на крыльях!!!", - закричал врач, в два прыжка оказавшись на крыльце. "А что с больным, помилуйте?"
"Вас как звать будет? Вы откудова? " , - рявкнул Лоншан. Перспектива присутствия при применении клизмы показалась ему неминуемой до противности.

-"Ираклий Ундеркиндович Рьяных-Риббентроп, местный лекарь, ветеринар, ну и почтовый мастер, по совместительству, к вашим услугам-с!!!"
Услышав голос лекаря, Вольтер закатил глаза, странно хрюкнул, и обмяк в в руках Лоншана.
"Гоните его, гоните, - заверещали принцессы! он только что из конюшен! "
"Клизму, клизму!!" - кричал Мишель. Две клизмы! Обеспечим проходимость кишечника философам и вольтерьянцам!

Под этим девизом Вольтерa поволокли в отель, где и разложили нa игорном столе.
Aksenov-baba
март 9, 2018 17:16
За окнами послышался шум отъезжающего экипажа, и почти сей миг в залу вбежала мадам Дени с не очень безукоризненно заправленным бюстом. Она постукивала носком правой туфельки и поворачивалась на каблуке левой. Что-то шелковистое упало на паркет из-под юбок, но она это что-то тут же подхватила и, как опытная комедиантка, стала помахивать этим у себя над головою. Вдобавок к сим фривольностям она лихо распевала нечто совсем непотребное:
Ах, тетушка моя была плутовка!
Огонь горел на дне ея очей!
Она любила гладить по головкам
Усатых и мохнатых трубачей!
Вольтер хохотал от всей души. “Черт знает, Мари, постыдись, ты голосишь, как шлюха с Лионской заставы!”
Мадам прокатилась вокруг стола и уселась на колено посланника. Экая пушечка, подумал тот, такая бухнет! Она продолжала актерствовать, жестикулируя и тарахтя по-итальянски, то есть на языке вольтеровского интима, в коем кое-какие слова были Афсиомскому слегка знакомы: “эрекционе”, “оргазмионе” и “эякульционе”.
Вольтер посмотрел на часы, произнес свою клятву Ecrasons L’Infame!, взял подсвечник и пошел к себе.
Уже с лестницы он объявил: “После такого ужина мне понадобится не менее двух клизм!”


Оторвавшись от чтения, Аксенов посмотрел на расположившихся вокруг друзей.
Бэлла скучающе пилила ногти. Вознесенский утирал испарину со лба. Евтушенко смотрел на него взглядом, которым обычно смотрят на обреченного. Роберт хмуро листал какой-то журнал.
- Что скажете? – спросил Аксенов, откладывая листы в сторону и закуривая сигарету.
- Скучно, милый, - мяукающе нежно сказала Ахмадуллина. – А если честно, думаю, ты просто издеваешься над нами.
Вознесенский кашлянул , попытался что-то сказать, но внезапно умолк.
- Что? – уставился на него Аксенов. – И тебе не нравится?
- Прости, Вася, я не особо разбираюсь в прозе, но в целом…
- В ц-ц-целом, п-п-п олнейшее говно, мой друг, - перебил его Рождественский.
- Давайте все же попытаемся понять смысл, - миролюбиво предложил Евтушенко. – Ведь он есть, да? Я ведь всегда пытаюсь докопаться до сути. Ты меня знаешь. И пока…
- Пока ты ничего не откопал, Женя, - устало вздохнула Бэлла. – И вообще замучаешься лопатой махать. Вася просто шутит. Да, Васенька?
Аксенов молчал, уставившись в потолок и виртуозно выпуская колечки дыма.
- Две клизмы после ужина,
Лишь две.
Мадам Дени лобзанья греют душу,
Две клизмы и глоток хмельного пунша
Эрекционе пробудят во мне, - начал монотонно декламировать Вознесенский.
- Андрей, ты идиот, - захохотала Ахмадуллина.
- Вы все идиоты, - насмешливо сказал Аксенов. – Вот вы тут ржёте, ругаете, недоумеваете. Но я открою вам одну тайну. Через много-много лет, в эпоху расцвета космических наук и всевозможных новых изобретений человечества, мой шедевр станет темой для конкурса! И умные взрослые люди, презрев важные дела и семейные обязанности, будут перечитывать мою книгу, старательно писать, подражая мне. И никому! Слышите? Никому даже не придет в голову усомниться в серьезности моего произведения и величии моего таланта!
Повернувшись спиной к друзьям, Аксенов вставил чистый лист в машинку и яростно застучал по клавишам.
- Мне понадобится три клизмы, чтобы поверить в эту чушь, дорогой, - улыбаясь, сказала Бэлла. – Женя, налей мне шампанского что ли. Сегодня я напьюсь, как шлюха с Лионской заставы.