руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
17 окт.
23:24
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Форум: «Этюды в тонах кодахрома» - сборник конкурсных работ.

2

Начало

дек. 7, 2017 10:00

«Этюды в тонах кодахрома» - сборник конкурсных работ.

Сборник конкурсных работ. Нить только для чтения.
Публикация работ и обсуждение - здесь
Всего ответов: 39
Страницы:
21Рейтинг
Ответы
Graf OLogg
янв. 14, 2018 00:00
Сентиментальная история.
Попытка подражания.


-Джеймс! - с трудом открыв глаза, молодой человек увидел сверкавший в темноте взгляд Делси, своей юной жены, устремленный на него. Похоже, она не сомкнула глаз ни на минуту.
Сон мигом слетел с Джеймса.

...Делси Уотерс рано лишилась родителей, погибших в автомобильной аварии. Ее вырастили бабушка и дед, Метью и Мэриан, совершенно необычные люди. Мэриан в юности вдруг увлеклась математикой, что было совсем не свойственно девушкам ее круга, и сохранила это увлечение до конца жизни. Может быть, именно этим привлекла она внимание молодого Метью Уотерса, который сам был одержим живописью и умел ценить благородную одержимость в других людях.

Делси и Джеймс Чалмерсы сидели у адвоката, ведшего дела семьи Делси еще до ее рождения, совершенно растерянные. Мэтр Майкл Шерон, адвокат, был почти так же стар, как и Метью Уотерс, дед Делси. Молодые Метью и Мэриан познакомились с ним, едва поженившись.Сейчас, отойдя от дел, мистер Шерон принял внучку Метью лишь в память о своем умершем друге.
Метью, не сумев пережить смерть любимой жены, оставил, как выяснилось, не только "земную юдоль", выражаясь языком их молодости, но и совершенно невозможный сюрприз. Нет, даже так - СЮРПРИЗ.
Делси знала, конечно, что Метью был большим любителем розыгрышей, но ведь не в подобной же ситуации!
Дело в том, что завещание было зашифровано. Причем, таким образом, что разобраться в этом мог только человек, хорошо знавший, любивший и понимавший Метью. Именно такой и была Делси. Они с дедом были очень дружны, и уход Мэтью, в общем-то не неожиданный, стал для внучки слишком тяжелым ударом.
Это было еще одной причиной, по которой завещание вскрыл старый Шерон. Он получил на этот счет указания от своего друга.
И вот конверт открыт. На бланке вместо обычного перечня завещательных пунктов было напечатано всего две строчки:
1.Три картины - направление.
2.Одна картина - место.
И приложена визитная карточка самого адвоката, которую Метью соорудил когда-то для какого-то очередного розыгрыша. Ради чего имя и фамилия мистера Майкла Шерона были преобразованы в имена двух несуществующих учредителей:
Моше&Шарон.
Шутка тогда получилась отменной.
В конце завещания стояла подпись:
"Дорогая Делси, ты всегда должна помнить, что мы с бабушкой очень тебя любили."
Делси подняла на адвоката растерянный взгляд. В ней так еще была сильна боль потери, что она никак не могла понять ни сути зашифрованного завещания, ни причины, по которой Метью понадобился именно такой путь.
Тогда старый Шерон, глядя в грустные глаза Делси, мягко сказал:
- Делси, дорогая, вы непременно должны помнить еще об одном важном обстоятельстве - Метью и Мэриан очень любили и друг друга. До самого конца. Это ключевые слова. И это все, что ваш дед попросил передать вам устно. И еще - что он очень верит в вас, в ваш ум, в силу воли и находчивость.
По-прежнему ничего не понимающие Делси и Джеймс, тепло попрощавшись с адвокатом, вышли на улицу.
Но делать нечего, они вынуждены были расшифровать послание, если хотели получить ключ к наследству.
Несколько дней ушло на то, чтобы просмотреть все картины Метью. Он был весьма аккуратным человеком и сделал полный каталог своих работ. Дед не часто брал с собой на пленэр внучку. Маленькая Делси очень любила наблюдать за тем, как плоский белый мертвый лист превращался в кусок живой жизни.

...- Джеймс, я поняла! - повторила Делси уже спокойнее. Три картины с направлением. Это могут быть только те, о которых я тебе рассказывала, помнишь? Там люди так странно смотрят. Я помню, как дедушка лихорадочно начинал их зарисовывать. Видимо, его зацепили их взгляды, направленные в одну и ту же сторону, как-будто их что-то страшно поразило.
Внезапно Делси замолчала.
- Во всех трех случаях мы были вместе, - медленно произнесла она, - и я помню, в каком направлении смотрели люди. Значит, можно высчитать градусы!
Проснувшись непривычно рано, Джеймс увидел, что подушка Делси уже пуста, то есть, возможно, она встал сразу после ночного разговора.
И точно. Делси стояла у окна в гостиной в одной пижаме. Повернувшись, она посмотрела на мужа остановившимся взглядом.
- А место - это маяк. Картина с маяком, помнишь? Фигуру дописывала бабушка. Она тогда только училась рисовать, и еще срисовывала с открыток. Поэтому дама получилась такая необычная. Я знаю, где это место. Это маяк в Кони-Айленде.Там мы тоже были вместе.
- Милая! Я знал, что ты все сможешь понять и распутать, - голос Джеймса звенел от радости и гордости.- Теперь, - уже другим, деловым тоном добавил он, - у нас есть место и направление, то есть, как-бы луч, на котором надо отмерить необходимое расстояние.
- Как хорошо, что ты успел познакомиться с Мэриан, - ласково заметила Делси, - видимо, ее страсть к математике захватила и тебя. Но где же мы возьмем расстояние, картин было указано только четыре.
- А визитная карточка! Ты забыла, милая?
- Не представляю, как можно ее использовать, - безнадежным голосом ответила Делси.
- И еще, - взгляд Джеймса заблестел, - Метью просил помнить, что они с Мэриан всегда любили друг друга.
Наверное, это должно быть как-то связано с ней.
Делси взяла визитку, бездумно повертела ее в руках. Интересно, почему он выбрал именно эту, ненастоящую? - подумала она. И, видимо, подумала вслух.
- Потому что на настоящей другой текст, - ответил Джеймс.- А, значит, дело в тексте. Или, может быть, в его количестве? То есть, в количестве букв?
- Милый, этого просто не может быть, - едва слышно пробормотала Делси, подсчитав знаки на карточке, - их ровно двенадцать.
- ...а последняя лекция, которую Мэриан прочитала для "Общества домохозяек, увлеченных математикой", была именно о числе двенадцать, - замирая, подхватил Джеймс. - Помнишь, мы сидели на последнем ряду и на тебе была такая смешная шляпка, - совсем тихо закончил он.
Нечего и говорить, что назавтра же в Землемерном управлении штата был заказан так называемый "рабочий " план со съемками всех необходимых участков. А днем позже скромная экспедиция в составе двух участников расположилась небольшим лагерем у заброшенного маяка.
Градусы и футы были должным образом отмерены, положенное немалое, надо сказать, количество земли выкопано и...
Да, ожидаемый молодой парой с таким нетерпением глухой стук, наконец, раздался. Из ямы был извлечен небольшой сундучок. Четыре уставшие, перепачканные землей руки на удивление легко вытянули его из углубления.
..Вернувшись в свое скромное жилище, наскоро перекусив, они покрыли стол старенькой скатертью, поставили на него сундучок и, наконец, позволили себе открыть его.
Сундучок был совсем небольшим. Как раз таким, чтобы уложить в него кожаный бювар.
- Давай, Делс, - одними губами, беззвучно прошептал Джеймс.
В старинном дедушкином бюваре лежало настоящее завещание, оформленное и заверенное самым тщательным образом, согласно которому миссис Делси Чалмерс, урожденная Уотерс, становилась наследницей огромного состояния.
Девушка передала завещание Джеймсу. "Не может такого быть,чтобы дедушка не оставил письма",- подумала она и в это момент увидела на дне бювара конверт.
Делси дрожащими руками развернула листок.

"Дорогая моя девочка !
Я знал и верил, что у тебя все получится. Что вы с Джеймсом дойдете до цели.
Твоя бабушка Мэриан вначале сомневалась и стыдила меня, для чего, мол, девочке такие мучения и страдания. Надо составить завещание, как это положено, говорила она, и дети получат наследство. Но я убедил ее, что физические неудобства смогут облегчить страдания душевные. И она согласилась со мной.
Да, все это мы подготовили вместе с Мэриан, заранее. Задолго до нашего ухода.
Почему же, спросишь ты?
Потому, милая моя девочка, что у тебя храброе, сильное, но очень нежное сердце. И никакие, самые большие деньги не смогли бы утешить твою боль после нашего ухода. А теперь мы как-будто вместе с тобой окунулись в так любимые тобой в детстве загадки и сюрпризы. Мы снова были вместе. Только в этот раз с нами был еще и твой верный и надежный Джеймс.
И пусть судьба подарит вам такую же долгую и счастливую жизнь, какую прожили мы с Мэриан.
Твои бабушка и дедушка."
durnushki
янв. 13, 2018 23:54
Изменено автором : янв. 14, 2018 00:29:13

Мы летим на Курмайор у подножия Монблана,
Дух захватывает план, но боюсь я гидроплана.
Обернулся посмотреть, там стоит Марихуана,
Жаль, что не курнул для храбрости я щепотку плана.



Замерли мы в ужасе под пристальным взглядом
Фараона-призрака Мернептаха рядом.



В квартале Сен-Жермен
Сидели мы в кафе.
А мимо нас прошёл Гастон
В роскошном галифе.



Завален горизонт, БС нарушен,
И не белеет парус вдалеке.
Стоит на набережной Нила
Супруга Мернептаха налегке.

* БС -- баланс серого цвета

A Fish
янв. 13, 2018 01:16
- Ми-тя-а!
- ..........
- Ми-и-тя-а-а!
- ..........
- Ми-и-и-и-ть-ка-а-а! Штоп ти сдох, йди боршть кушать!
- ............ Ща!
- Ти ж мине пощакай, ти пощакай мине... Зараз йди здесь!
- Ща...
- От вже ж обормот, и через што я заслужила такие вирванные годы...

- Мама, ну?
- Баранки гну, шё у тебя на голове?.. Мой руки, штоп я видела... Ложь сметану, со сметаной вкуснее. Шё у тибе на голове, я спрашиваю?
- Корон. Мы играем...
- Люди, он играет! Сиди ровно, ты из приличной семьи, или где? У людей дети хорошо кушают, хорошо учатся, кончают на врача, и всю жизнь кланяются маме в ножки - а мой шлимазл ИГРАЕТ! И если бы он играл на скрыпке, а не так штобы на моих нервах! Бери хлеба... Шё ви там играете, из жизни индейцев, шё у тибе на голове такие перья? Где ви повытягали этих перья, Митя, на них могут быть микроби!
- Мама, мы играем в фараонов, это не перья, а корона!
- Ви полюбуйтесь, он приносит на голове невесть шё, и мама должна радываться, как не в себя! Дай сюда, мишигинер, мама вытерет, штоп ты не сделал её сиротой.
- Мама, оставьте, короны нельзя трогать непосвященным!
- Митя, ти конешно, шибко грамотный через свои книжки, но запомни, Митя, книжек будет много, а мама у тебя одна, и нет такого цуреса, в который её можно не посвятить.
- Мама, я пошёл, все ждут, мы будем делать мумию...
- Доеть боршть, и можете делать шё хочите, но штоп в 6 часов одна нога была здесь, другая рядом! И пусть я пропадаю через свои с тобой нервы, но деньги за твоих уроков рисования я пропасть не дам!

Вихрастый мальчуган в смешном головном уборе торопливо запихал в рот остаток горбушки, шумно запил компотом из граненого стакана, и дожевывая, пулей выскочил в коридор. Невысокая плотная женщина в переднике на цветастом платье вздохнула ему вслед, в пару привычных движений убрала в мойку тарелки, смахнула со стола крошки... Вытирая неожиданно маленькие руки о передник, она подошла к окну, и долго смотрела на носящуюся с криками по двору ватагу детей, среди которых выделялась плотная фигурка, обмотанная изорванной в ленты простыней.
- Фа-ра-он, - женщина, будто удивляясь чему-то, покачала головой, и лёгкая улыбка гордости залила дивным светом сначала её лицо, а потом и весь мир вокруг.
SEO 33
янв. 12, 2018 20:28
Банальная история.

Герман вышел из метро на площади Маяковского, и скользнул взглядом по чугунным ногам поэта. Полная женщина в сбившемся назад пуховом платке и огромной связкой картонных коробок остановилась отдышаться. Мягкий толчок в спину заставил Германа обернуться - смуглый старик в тюбетейке ловко перебросил на другое плечо скатанный в трубу ковер и ткнул им в лицо женщину в пуховом платке. Все тащат. Он один - продавец воздуха - нищета! Так говорила теща - Продавец воздуха, хоть бы стихи свои продавал...

Герман остановился, поднял воротник плаща, вытащил из кармана сигареты, прикурил - куда он бежит, поддавшись общему московскому ритму, кто его ждет? - и, сдерживая шаг, пошел дальше. Кукла в белом платье и белой фате - со вскинутыми, словно молящими о помощи руками - сидела, прижатая к передку черной Волги, украшенной яркими лентами.
Опавшие осенние листья сковало цепкими ранними заморозками - он подышал на руки, и размял пальцы.

Не заметил, как прошел всю улицу Горького, Красную площадь, а теперь оказался у гостиницы Россия. Отсюда до дома в сторону Яузских ворот было идти примерно минут двадцать. Здесь они встретились с отцом в последний его приезд. Отец ушел от них с матерью, когда Герману было восемь, оставив после себя добротный письменный стол красного дерева, авторучку Паркер и фамилию Аронов. Мать вышла замуж и от нового брака имела дочь.

Не вынимая из карманов рук и не замедляя шага, он повернул голову, сплюнул погасшую сигарету и чуть было не попал во влюбленную парочку, которую не разглядел в темноте у моста. Они стояли обнявшись, увлеченные только собой, и не было им дела ни до чего на свете. Он сделал несколько шагов, повернулся - они стояли так же, обнявшись, только рука юноши легко сбегала вниз по спине девушки. Руки Германа почти физически ощутили обнаженное женское тело. Ледяные ладони налились теплом, и истома овладела рассудком. Он был готов сорваться с места, отшвырнуть юнца..и будь что будет. В исступлении уже сделал шаг к ним, но круто повернулся и пошел своей дорогой. Проклятье! Обзавестись любовницей что ли?...

У порога квартиры он отдышался, и вставил ключ в замочную скважину.

Не включая света, прошел на кухню, разделся. Взяв одежду в руки, он тихо вошел в комнату, где спала жена. Стеленная ею постель - это все, что напоминало ему об их супружестве. Пригнувшись, хотел нащупать свой край раскладывающейся на ночь софы. Рука его провалилась в пустоту. Он сделал еще полшага и пошарил рукой - и тут было пусто. Твердая почва уходила из-под ног, осыпаясь пустынным песком в пропасть между ним и его прошлой жизнью...

Он сидел в полумраке за кухонным столом - конечно, нищета - смиритесь с этим. Не мужчина, не муж, не отец. И поэта из меня не вышло. Старший редактор. Вступлю в Союз Журналистов, по вечерам буду забегать в Домжур на чашечку кофе. Лучше, чем болтаться по улицам. Герман вздрогнул - на улице болтаться ему больше не придется - отныне придется ему жить одному. Он бессознательно выдернул из туалетного ящика клочок газеты - "Банда учинила массовую расправу над жителями крестьянского поселка Уайя. Самосовцы зверски убили восемнадцать безоружных людей, сожгли десятки домов...

Неужели у нее кто-то был все это время, а я не замечал? Восхищалась Лёнькой, мужем Ляли - "они покупают по каталогу у "Неккермана", когда живут в Сирии. "Неккерман махтс мёглих!"- Для Неккермана все возможно! Может, кто-то из их круга? Вернее - из их банды. Для них все возможно. Лёнька махтс мёглих. Не люди - колдуны, волшебники, мать их...Пять тысяч - и в Пицунду с дружками. А у меня в кармане трояк - считаюсь при деньгах.

Герман сунул обрывок газеты в ящик и поднялся. В зеркале из-за полузакрытых воспаленных век он увидел себя - бледного, с легкой щетиной на подбородке. Лена осталась у него ночевать после вечеринки в редакции. Утром приготовила завтрак, и больше уже не уходила. Герман не возражал. И когда в загс повела - тоже не возражал. Когда родилась Катюша, взялся за сверхурочную работу. Потекли будни - работа, дом...С годами Ленка неожиданно стала хороша, и умела быть игривой. Он гордился первым, и в душе все эти годы побаивался второго. Гром грянул позже.

Года четыре назад Герман оказался по приглашению в Париже. Супружеская пара славистов - Ирэн Сокологорски и Клод Азуле - принимали трех подающих надежды молодых литераторов из Москвы. Ирэн, Ира Сокологорская, была старше Германа на два года - невысокая, с короткой как у мальчика стрижкой - столб шеи, небольшая головка и раскосые кошачьи глаза. Герман помнит, что в самом начале они постоянно говорили - о литературе, о Москве - Ирэн правила его стихи, и взялась переводить их. Все случилось на полу у Ирэн в гостиной - как само собой разумеющееся - легко, естественно, радостно...
Его любовь к Ирэн была совершенно другой, чем к Лене. С Ирэн он возвышался.

Тогда Ленка ушла из дома вместе с ребенком. Герман вернулся с работы, и нашел на столе разбросанные парижские фотографии.
На одной из них - они в кафе на бульваре Сен Жермен - Ирэн, отодвинувшись от Клода, смотрела на Германа. Герман, отвернувшись от остального мира, смотрел на Ирэн. И на остальных фотографиях они смотрели только друг на друга.

Он понял, что не помнит вкуса Ленкиных губ. Закрыл глаза - какой-то брюнет с большим перстнем на пальце сидел в их комнате, по-хозяйски закинув ногу на ногу. В его, Германа, домашних тапочках. Он поискал в воображении Ленку, и увидел ее почти нагую...Открыл глаза - видение исчезло.

Герман повернулся на другой бок, и положил голову на подлокотник софы.
Он еще долго так лежал, а потом заснул.

И снились ему всю оставшуюся ночь горы.
И душа рвалась от удивления и восторга.
Hamlett
янв. 12, 2018 11:03
Крушение гидроплана

«В жаркий полдень у дороги умирала змея,
вдруг в пыли чьи-то ноги – мимо девушка шла…»
Гамлет, четырнадцатилетний кудрявый цыганенок, прогуливался по утреннему пустынному пляжу, напевая незатейливую песенку. Ленивый прибой смывал следы его босых ног, разглаживая благородный апшеронский песок.
«Девушка, помоги мне, - прошипела змеяяя…».
Пение мальчишки прервалось на полуслове - его внимание привлек дымящийся в небе над морским горизонтом гидроплан. Черный густой дым на несколько минут закрыл собой восходящее солнце, превратив происходящее в кадры черно-белого кино. Гидроплан пытался мягко приводниться, но потоки воздуха бросали его в разные стороны. Видимо, узлы машины дали сбой, в итоге она ударилась о воду и развалилась на несколько частей. Гамлет хотел было броситься в море - вдруг удастся кого-то спасти, - но тут же отказался от этой идеи – до места крушения было слишком далеко, ему не доплыть. Подросток понимал, что надо бежать в поселок и сообщить о происшествии, но стоял и смотрел в море с полчаса, не решаясь на действия. Вокруг обломков гидроплана на морской поверхности плавали разные предметы, тел погибших видно не было, наверно, люди так и остались пристегнутыми к своим сиденьям. Среди разбросанных по воде чемоданов, одежды и прочей мелочи Гамлет заметил четыре связанных вместе цилиндрической формы объекта – это были тубусы для хранения чертежей или картин. Он понятия не имел о том, что это такое, но им завладело непреодолимое желание заполучить эти цилиндры, тем более что волны относили их к берегу.
Потрепанная рыбацкая лодка возникла ниоткуда, когда Гамлету оставалось доплыть до места пару метров. Со словами «кто не успел – тот опоздал», хозяин лодки схватил тубусы и мерзко улыбнулся своими четырьмя гнилыми зубами…
――――――――――――

Не знаю, как происходил процесс вывоза мусора из жилых кварталов в других городах, но в Баку это было весьма красочное действо: целый спектакль с главным героем и другими персонажами – не менее важными и яркими.

Водитель мусоровозки, смуглый молодой мужчина с тоненькими усами и «кепкой-аэродромом», из-под которой фасонно струился курчавый чёрный чуб, встав на подножку водительской кабины, громко дудел в свою дудку. Он зазывал к себе народ с мусорными вёдрами, словно Гамельнский дудочник-крысолов, завлекающий крыс под чарующие звуки волшебной флейты. И народ валил к нему пёстрой массой: свежеиспечённые пенсионеры при галстуках, еще не успевшие привыкнуть к полосатым пижамам со шлёпанцами, и пенсионеры со стажем; молоденькие домохозяйки, макияж и наряды которых подразумевали как минимум поход в ресторан, и домохозяйки постарше, настолько обременённые домашними заботами, что выносили мусор будучи одетыми в выцветшие байковые халаты…

«Дай же мне на прощанье, поцелую тебя, дай же мне на прощанье, не побрезгуй что змея …», - затянул свою песню Гамлет, принимая мусорное ведро из рук очередной красавицы.
Последним к Гамлету подошел старик и мерзко улыбнулся единственным гнилым зубом, передавая мусорщику четыре поврежденных некогда морской водой тубуса.
Гамлет несколько минут смотрел на ковыляющего в противоположную сторону старика, затем сел в кабину своей мусоровозки.
В тубусах было четыре картины. Гамлет извлек одну из первого попавшегося и увидел двух молоденьких девушек на пляже. На второй картине одинокая женщина смотрела во след уплывающему кораблю. На третьей были изображены молодые люди за столиком в кафе.
«Наверное - это Париж», - подумал Гамлет.

На последней картине были люди, идущие на посадку на гидроплан.
Тот самый гидроплан, который потерпел крушение на глазах Гамлета много лет назад…
CKACKA
янв. 8, 2018 21:42
"Неужели, когда я доживу до ее возраста, меня тоже ждут вечные страхи преследования и паранойя?
Она все время ждет, что за ней придут люди с ружьями.
Стала ненавидеть животных и особенно собак. И Жучка ее как–то умерла внезапно и явно не своей смертью. А ночами ей кажется, что за окном воют волки.
А это всего лишь шум волн и вихрей между скал. Бродит целыми днями по пирсу и только ближе к вечеру заходит в дом, чтобы поспать до утра. А утром все повторяется.
А я сразу поняла, что у старушки поехала крыша, когда она стала звонить агентам по недвижимости, чтобы обменять свой уютный дом на опушке леса на этот ужасающий маяк.
Теперь тащись к ней каждое воскресенье через весь город."
Иветта споткнулась о булыжник вымощенной мостовой и разбила колено. Грубо выматерившись она собрала выпавшие из корзинки пирожки, поправила сбившуюся красную шапку и, завидев бабушку, помахала ей рукой.
little princesss
янв. 2, 2018 22:30
Маленькая Принцесса.

Каждое утро я собираюсь сказать ей, что она очень красивая. И каждое утро не решаюсь. Потому что она будет надо мной смеяться.
Я люблю слушать, как она смеется. Но я не хочу, чтобы она смеялась надо мной.
Она оказалась рядом со мной на уроке рисования. Учительница задала нам нарисовать море и рыб. Надо стараться, потому что учительница строгая,
"Ты умеешь рисовать рыб?"
Раньше я ее не видел. Новенькая.
"Я умею рисовать," - похвастался я.
"Нарисуй мне рыбу."
Я очень старался, но рыба получилась какая-то странная. Круглая, похожая на луну с глазами и плавниками. Она снисходительно улыбнулась.
"Рыбы такие не бывают. Нарисуй мне другую рыбу."
Я рисовал ей рыбу за рыбой, но ей не нравилось. И тогда мне пришла в голову идея.

.


"Что это ты нарисовал?" - спросила она. "Это вообще не похоже на рыбу."
"Это шуба," - обьяснил я.
"А где рыба?"
"Рыба под шубой. Это селедка. Селедка под шубой."
Она залилась смехом. Как мне нравится ее смех.
С тех пор мы неразлучны. За завтраком, за обедом, за ужином, во время занятий. Она рассказывает мне. Она так любит рассказыват, и любит, когда я ее слушаю.
Я не всегда понимаю, что она говорит. Я просто смотрю на нее и думаю, что она красивая.
Мы неразлучны, и я счастлив. Я никогда раньше не знал, какое бывает счастье. А теперь знаю.
Вечером, после ужина, мы расстаемся.
Санитарка выключает свет и желает мне спокойной ночи. Через окно мне улыбается луна. Она похожа на круглую желтую рыбу, плавающую среди звезд.
Я засыпаю и думаю о том, что завтра увижу ее. И я счастлив.

Скоро наступит ночь, когда я отправлюсь в плавание. Приплывет корабль, и я поднимусь по трапу на палубу. Берег с нашим домом постепенно растает вдали, а вокруг будет море, и много-много рыб. И луна в небе. Луна, похожая на круглую рыбу.
Я не говорю ей, что скоро уплыву. Она расстроится и будет плакать и уговаривать меня не оставлять ее одну. Но я знаю, что ночь эта скоро настанет.
Мне уже много-много лет, и я готов к отплытию.
А она будет приходить на берег и думать обо мне. Она будет приходить сама. Ее не будут, как обычно, возить в инвалидном кресле. Она придет сама.
Она будет стоять на берегу и всматриваться в море. И звать меня.
Но я не смогу к ней вернуться.
Я уплыл.


9614
ChusHkya
дек. 30, 2017 09:20
Вот и время пришло,
Отпуск, море и скалы.
Я с подругой вдвоем,
Только этого мало

Мужиков не видать
Прям как и не бывало
И в отеле кровать...
Только этого мало

Все что сбыться могло
Все что в фильмах видала
Как мечтать хорошо,
Только этого мало

Все сюда ни ногой
Я их душу мотала
В Бузовны иль в Бильгя
Где под дым из мангала...
Musye Kiryat
дек. 29, 2017 22:21
Чу! Слышатся женские звуки -
Развесив свои жемчуга,
Визгливо икнув, намекала
Та тетка, крива и строга.

И щурясь, следила, как руки,
Прижавшись и задрожав,
Глубинно засунулись в брюки,
Загадку и не разгадав.

Моргая, она хохотала
И мяла свой белый платок.
Белявый все жался и жался,
Но не драндыбая намек.

Загадки, минеты, мадамы -
Как нравы Парижа сложны!
Французские вин покрывал он.
Мадамы ему не нужны.

Уплыл! Улетел! - хохотал он.
Сося у окна монпансье,
В улыбочке сладко дрожал он.
Глубинное было мусье.
 
Всего ответов: 39
Страницы:
21Рейтинг