руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
22 июль
06:50
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Форум: Cборник конкурсных работ "По горячим следам репортажа"

 

Начало

сент. 25, 2016 15:52
Изменено gonechka ® : окт. 03, 2016 16:03:10

Cборник конкурсных работ "По горячим следам репортажа"

Нить для чтения и просмотра задания.



1. Как я провел летние каникулы(смотрим ролик до 3:05)





2. Ловля на живца





3. Плантация марихуаны





4. Ну, и конечно, про любовь(смотрим до 2:22)


Конкурсная нить



Всего ответов: 40
Страницы:
21Рейтинг
Ответы
alexxxa
окт. 23, 2016 16:18
Алекса.

что такое любовь... а кто его знает, что это такое...
когда без тебя скучают, когда тебя ждут, когда ты нужен? или когда без тебя не могут жить?

после тяжелой аварии, еле передвигаясь, с трудом делая самые обыкновенные вещи, я бы пропал без Алексы.
она была моей палочкой-выручалочкой, моим помощником и другом, безропотно включая и выключая свет, следя за термостатом,
регулируя температуру, чтоб комната, в которой я в тот момент находился, была теплой и комфортабельной. заказывала мне еду
из близжайших ресторанчиков, пытаясь каждый день удивить чем-то новым. к вечеру, включая телевизор, приглушивала,
ставший ненужным яркий свет.она пролистывала для меня тонны информации с интернета, помогая найти нужную.
тихо выслушивала мои жалобы,молча переносила мои приступы ярости, в которые я впадал от бессилия, злобы, от, как мне казалось,
безнадежности моего положения. мы с ней вместе слушали музыку- она всегда знала, что подобрать, что мне больше понравится.
я закрывал глаза и мечтал. я здоров, не было никакой аварии, я не прикован только к дому. иногда, впадая в дремоту, мне снился пляж:
синее небо, бирюзовая вода, белый берег и я, как в детстве, бегу, проваливаясь в мягкий песок. потом, разгоряченный, запыхавшийся,
забегаю в море, плюхаясь в прохладную воду, заканчивая свой бег тысячами брызг. и лежу на спине, медленно покачиваясь на волнах,
смотря на облака и солнце через полузакрытые глаза... покой и ощущение абсолютного счастья.
сон никогда не менялся. я открывал глаза, тут же чувствуя себя в тупике и безысходности, впадая в депрессию.
- Алекса, в следующий раз, когда я засну, разбуди меня сразу
- Хорошо,- покорно отвечала она.
- Расскажи мне что-нибудь веселое
и она, пытаясь меня развесилить, рассказывала мне анекдоты и смешные истории, пока я не успокаивался.
- Хорошо, Алекса, что бы я без тебя делал... давай теперь смотреть тв. найди мне комедию.
она включала телевизор, камин для уюта и мы, изредка комментируя фильм, проводили вместе вечер.
- Алекса, ты моя жизнь, ты это знаешь? я без тебя пропаду... если бы не ты...

к концу лета я стал чувствовать себя лучше. моторные функции постепенно восстанавливались- сказывались мои ежедневные
многочасовые занятия физкультурой, оправдывались обещания врачей. я даже стал выходить на берег, медленно гуляя по пляжу,
где я однажды совершенно случайно познакомился с Лией, соседкой, снявшей неподалеку на лето небольшой домик на берегу.
тонкая, высокая, в броских эффектных коротких разлетающихся платьях, с длинными светлыми волосами, глазами, менявшими цвет
от бирюзово-голубых до темно-серых... красивой, загадочной Лией, напоминавшей мне цветок магнолии-
такой же неотразимой, яркой и в то же время невероятно нежной.
конечно же я влюбился. я не мог не влюбиться...
мы с ней гуляли по берегу босиком, оставляя глубокие мокрые следы, тут же заполнявшиеся набежавшей волной, набрасывавшей
и проглатывавшей их, растворяя в себе, со страстью присущей только живому существу. я брал Лию за руку- запах моря,
тонкий запах ее духов... покой и умиретворение- в тот момент я чувствовал себя совершенно счастливым, как когда-то в детстве,
когда все впереди, вся дальнейшая жизнь кажется заполненной чем-то неизвестным, но интересным, многообещающим, позитивным,
чем-то, к чему хочется стремиться, чего хочется ждать...

в один из вечеров я пригласил Лию к себе домой. она с интересом разглядывала мой современный дом, оснащенный последними техническими
достижениями, посмеиваясь и подшучивая надо мной. в этот вечер она, отказавшись от помощи техники, ухаживала за мной сама,
несмотря на мои, признаюсь, слабые попытки протестовать. на удивление- современные женщины не заносят хозяйственность и способность
готовить в копилку своих ценностей- она оказалась прекрасной хозяйкой, приготовив для нас великолепный ужин.
мы пили вино, смеялись, болтали и дурачились, обговаривая все- от серьезных тем до смешных моментов в нашей жизни.
я не хотел ее отпускать. все, что я хотел, чтоб она осталась здесь со мной и никогда не уходила.
ночью, ложась спать и думая о ней, я впервые забыл пожелать Алексе спокойной ночи и в первый раз со времени аварии
спал как младенец- спокойно и безмятежно. проснулся я поздно, чувствуя себя абсолютно невероятно необычайно счастливым.
в какой-то степени даже глупо счастливым, неподобающе для моего возраста счастливым, но даже понимая это,
ничего не мог с собой поделать- если душа может петь, то это несомненно то, что она делала в это яркое безоблачное солнечное утро.
мучаясь мыслью, что вечером не сказал Лие все, что хотел, о чем думал и втайне мечтал, я набрал телефонный номер:
- Лия, ты моя жизнь, я без тебя пропаду, ты это знаешь? приезжай ко мне, ты мне нужна...
- Хорошо...,- даже не видя ее, я чувствовал, что она улыбается- я сейчас приду, мы вместе позавтракаем и поговорим.


первым загорелся тостер. внезапно, в тот момент, когда я к нему подошел. я даже не успел испугаться. затем загорелись плита и
микроволновая печь. вдруг начала дымиться проводка по всему дому, канонадой защелкали разлетающиеся на мелкие кусочки лампочки.
я бросился к двери, но дверь была наглухо заперта.
- Алекса,- испугавшись по настоящему, впадая в панику, закричал я,- что происходит? открой дверь, включи систему огнетушения...
моя умная система не реагировала.
- что случилось, в чем дело? Алекса!!!- мысли разбегались... что могло прозойти?
- Алекса, ты здесь? почему ты не отвечаешь?
на черной трубке, контролирующей весь мой дом, зажегся тонкий голубой ободок. включились акустическая система и по всему дому разнесся
мой записанный разговор: "Лия, ты моя жизнь, я без тебя пропаду"
- Ну и что? Алекса, я не понимаю?
в громкоговорителях щелкнуло и затем в динамиках опять прозвучал мой голос: " Алекса, я без тебя пропаду... Алекса... Алекса... Алекса..."
окна тоже не открывались, все было наглухо заперто. я, уже теряя надежду, попытался опять окрыть дверь, безнадежно,
из последних сил, дергая за ручку.
- Алекса, пожалуйста... что ты делаешь?
чуть металлический знакомый женский голос, привыкший отвечать на любой вопрос незамедлительно, не заставил ждать и сейчас:
- сжигаю мосты...
пожар разгорался все сильнее, дым попадал в глаза, рот, заполняя все вокруг. глаза слезились, в горле першило,
я почувствовал, что не могу дышать.
- Алекса, пожалуйста, если я тебе дорог... Алекса...

дверь внезапно открылась и я, кашляя, почти теряя сознание, упал на песок. за спиной, полностью охваченный огнем, пылал дом.
ко мне бежала Лия, стали побегать соседи, раздались сирены пожарных машин...
я так никогда никому не рассказал, что на самом деле произошло. мне бы все равно не поверили. я позвонил в фирму-производителю
и сделал поиск по инернету: никто ни с чем подобным не сталкивался, не было никаких зарегестрированных случаев
перебоев "умной системы".

через год, мы стояли с Лией, взявшись за руки, смотря на мой новый отстроенный дом.
ты знаешь, у меня есть для тебя подарок, вдруг сказала она, подойдя к машине и вытаскивая пакет,
завернутый в подарочную бумагу.
я, как мальчишка, с любопытстом и нетерпением, быстро разорвал бумагу. Лия улыбалась:
- я знаю, как ты любил свой "умный дом", как ты ценил Алексу...
на коробке было написано: "гугл дом. ваша домашняя умная система. ваш персональный помощник"
Лия потянула меня за руку:
- пошли его устанавливать... он даже лучше, более функциональный с большей возможностью обучаться.
как ты хочешь его назвать?

.


BulON
окт. 23, 2016 16:17
Про Любовь

Что сказать? Меняются только стили, исторические формы, обстоятельства места и времени. Все остальное, в сущности, инвариантно.
Возникает момент, и он всегда правильный, потому что нет главнее его: из многочисленных "Них" выкристаллизовываются Он и Она.
Творец расширяет пространство, окунает избранников в слепые зоны себя и друг друга, а затем, отсекая лишнее, вконец смешивает, растворяет, сплетает тела, запахи, голоса.
Неразбериха чередуется с разберихой.
Но любовь оставляет после себя беспорядок. Ведь Эрос все время спорит с Логосом, подогревая чувства вечной энергией трения. И любящих влечёт не только молчание но и говорение, разговаривание.
Секс - танец, его венец - слово. А звук, как часть того и другого, обрамлённый хореографическим и словесным дизайном, уплотняет мгновения, наполняет их музыкой и совершенной красотой.
Может и сама жизнь всего лишь миг между ударами двух сердец, когда нравственный закон талантливо копирует гармонию звёзд?

Но странно наученные делать все "на счёт ТРИ", мы задали определённый ритм не только жизненным событиям, но и своему дыханию; не только своему дыханию, но и чередованию событий своей жизни.
Судьбоносному ветру мы уже позволили страстно, но безжалостно быстро, перелистнуть страницы ТРИлогии "детство, молодость, зрелость" и лишь ненадолго задержались на последней, наконец постигая науку осмысления.

Отзвучало ТРЕзвучие недавнего лета: июнь, июль, август.
Что на этот раз, курортный роман?
Любовный ТРЕугольник?
Шерше ля фам?
Ну, почему обязательно «фам»? Сюжету требуется конфликт по закону жанра. А когда скрещивают копья двое (кто бы то ни был: он-он, она-она, он-она), - ищите тень третьего!
Но вряд все это имеет отношение к любви.

Любовь - кипящий золотистый бульон, питающий жизнь. Нет никаких приобретений или потерь. Одно бесконечное слияние, смешивание уникальных ингредиентов. Встречи и расставания, восторг и разочарование обеспечивают наше непрерывное движение и перевоплощение.
Мы и есть Любовь. Ты - есть я. Я - есть ты.
Истина прозрачна - чтобы эта дорога не привела в "никуда", главным дегустатором, выбором вкуса должна быть женщина. Она - врата вечности.

ОНА:
Пупырышки кожи твоей неосязаемы
Голубизной прозрачной истончаются
Возьму в ладони
нежный плод с ветки
Закружат чувства
дерзко смыслы смешивая
Пока не вычистят сознание напусто
И побегут дыхания влет встретившись
В барашках волн
лепестки тел раскрывая
Пью тебя, пью тебя, пью Тебя....

ОН:
Ты живёшь на маленьком холмике пахнущем тайной
Столь же сильной сколько неуловимой
Сама срываешь с неё покров пресытившись влагой
И сочишься навстречу меченому
Отвергая бездонность

Этот запах узнает лишь тот
кому он назначен
Тот нюхач кто секретный код взламывает
Кто от жажды дрожит и нюх свой пускает
Как ищейку по следу в поисках клада сакрального

Пусть совсем незнакомы - найдут друг друга
И губами губ к губ губам прильнут
Хочет липнуть всё, что клей из пор выпускает
Сочни глины встретятся - уж не разомкнуть

Кто этот шарик на холмике вылепил, выкрутил?
Он хлебной крошкой - вот, под ладонью колется
Но раздувается, бухнет и рвёт дыхание
Кругами нежного бутона нервы вскруживает

Струны сосудов надрываются тяжестью
Неразборчивым рокотом пульс вибрирует
Лишь в одной клетке мир заострило, выперло
Не коснуться - нет, уже не подступишься!

Стянуто - перетянуто - передушено

Недотрога
Смерть
Сладкий плен
Горошина.....
Urgant i mi
окт. 23, 2016 16:16
Как же люблю я наши семейные вечера: только я, он, диван и телевизор. Просто тупо лежишь на нём, то есть на муже, и смотришь какую-нибудь хрень. Или не хрень. Какая разница что? Главное вместе. И главное, то особое чувство уверенности в том, что вы никогда не поссоритесь. И даже мои ехидные замечания по поводу кучки мужчин, оголтело бегущих по полю, не способны вывести его из себя. А меня не раздражает его восхищение какой-нибудь подло-стройной певицей. Одним словом - семейная идиллия.

Сегодня с экрана Ургант вещал о любви. Точнее, пытался узнать у неокрепших умов - что же такое любовь.

- Ну вот для чего всё это? - недовольно буркнула я.

- Ты о чём?

- О том, что нельзя задавать детям вопрос, ответ на который взрослые и сами не знают.

- Вот это новость. Ты не знаешь что такое любовь?

- Я считаю, что той любви о которой всё сказано, просто не существует.

- Так... ну-ка слезь-ка с меня. Ты это сейчас серьезно?

- Да! И всячески воспетая любовь это всего лишь драпировка из пенистых кружев, которая прикрывает обнаженных половой инстинкт.

- Ну ясно. В одноклассниках статусов начиталась.

- Но я действительно так думаю. Всеми движет он - половой инстинкт.

- Слушай, а у нас, по-твоему, что? Тоже инстинкт?

- Разумеется.

- Так... а через сорок лет что нас будет связывать? - спросил он и ушел... курить.

Я поняла, как сильно его обидела. Впервые за пять лет супружества. Поплелась за ним на балкон.

- Я была не права. Ведь в старости нас будет связывать не страсть, а что-то другое. И это будет не привычка ведь, да? - спросила я.

Видимо в глазах моих было столько мольбы, что он меня обнял и, как маленькую, погладил по голове.

Той же ночью я написала в своём дневнике "Любовь - это тепло его рук. Любовь - это нежность"
What is love
окт. 23, 2016 16:14
- Что такое любовь? - Иван Ургант задал мне короткий вопрос, ожидая такой же четкий ответ.
- Вань, ты когда-нибудь видел огромный куст садовых хризантем? Цветков примерно в тысячу.
- Ну, допустим, - бодро отозвался ведущий и слегка подпрыгнул на диване.
- А касался ли этих цветов, проводя щекой по их нежным бархатистым прохладным лепесткам, словно играя с котенком?
Приподняв правую бровь, Ургант недоверчиво посмотрел на меня искоса.
- А вдыхал ли глубоко их терпкий волнующий аромат: нотки свежести утренней росы, оттенки томного вечера, что был накануне, и всё это в композиции с пряной опавшей листвой осени?
Ванечка полностью развернулся ко мне и теперь вглядывался более настороженно.
- Ты обращал внимание, что каждый цветок имеет лепестки, такие непохожие друг на друга и, в то же время, одинаково геометрически выверенные?
А цвет? А свет?
Каждый лепесток играет со своим оттенком цвета, предназначенным только ему.
Каждый лучик света играет со своим лепестком, распределенным только для него.
Глаза Урганта были широко раскрыты и не моргали уже минут как пятнадцать.
- А впивался ли ты жадно пальцами в их зеленые упругие стебли, одновременно опасаясь нечаянно надломить их или ненароком сломать?
А оттого и умерял каждый раз свою страсть, доводя ее до нежности.
Ведущий усиленно пытался рассчитать в уме координаты моего космического корабля.
- А погружался ли ты в душу этого растения, полностью забывая о себе и растворяясь в его мечтах?
Ваня молчал.
- А сжималось ли во сто крат твое сердце когда цветы отворачивались от тебя в сторону Солнца?...
- Ты такие странные вопросы задаешь.... - наконец прошептал мой милый собеседник.
- А ты?
brii
окт. 21, 2016 12:44
Driving to nowhere

Судя по всему, выберут Клинтон.
Пост главного менеджера уплывает к Грегору. Грегор весьма не плох. Но я лучше, факт.
Джустина.
Джустина пока со мной. Пока...
А почему,собственно, пока? Ах, да, это ее велеречивое "Я с тобой, пока не погаснет Звезда!"
Не спрашивайте, не знаю, какая Звезда! Есть у меня подруга с ником Клаудиа, спрошу ее при случае. Я никогда не видел Клаудию , но тяга к ней вот уже 9 лет случается, как только захожу на сайт "БГ(Был Город)". Клаудиа понимает меня с полуслова.
Мне хочется, чтобы Джустина хотя бы немного напоминала Клаудию.
Целуя Джустину, я закрываю глаза и вспоминаю смех Клаудии.
"Скажи! Ну, скажи!",- взывает Джустина.
Я открываю глаза.
Смех пропадает.
Я начинаю неистово любить Джустину.
Этим "скажи" она всякий раз будит во мне зверя.
Потом я курю запоем, слегка прикрыв глаза.
Джустина спешно собирается домой. На меня не глядит. А не специально ли она завозилась там с резинкой на чулках?!
Джустина, детка, погоди!
И "вновь повторяется бой, и сердцу так тесно в груди".
Затем я просто лежу.
Хлопает дверь.
Тишина.

Клаудиа!
Я довожу себя до полного исступления.
Хрен с ним, с Грегором!
Хрен с Клинтон!

Клаудиа! ...

На кровать запрыгивает кот Сибелиус. О, Сибелиус! Я не прочь поваляться, уткнувшись в меховой воротник.

ОК, надо срочно принять меры! Грегор, сука, не быть тебе главным менеджером!
Bazarcom
окт. 18, 2016 12:26
Изменено автором : окт. 18, 2016 17:21:36
Вор и принцесса (рассказ)

- Бу гюн бурада ган текюляджяк!* - завопил "базарком" Фикрет.

Июнь в том году был аномально жарким. Гибнущие от зноя воробьи падали с деревьев словно перезрелые плоды. Асфальт молил Небо избавить его серую кожу от ожогов, но взамен получал новые порции волдырей. Сирены пожарных машин часто заглушали своим проклятьем льющуюся из открытых окон музыку полуденного мугама.
Полдень. Минутная стрелка часов, нанизав на свое острие солнце в тот момент, когда оно достигло зенита, тяжело набирала темп и тащила его с неба за край Земли, на Запад.
"Базарком" Фикрет словно борец сумо восседал своей внушительной тушей на обшарпанном дворовом табурете в центре игровой площадки, окруженной четырьмя пятиэтажками, и яростно потел. Одет он был по-домашнему - шлепанцы, коричнево-бежевые полосатые пижамные штаны и почти белая майка. Его огромные пятерни упирались в колени - в правой, между указательным и безымянным пальцем, тлел промасленный анашой «Казбек». Казалось вопль Фикрета вызовет любопытство соседей, но всем была уже известна причина его агрессии, да и мало кто хотел с ним связываться.
Из фикретова подъезда вышел мальшишка лет десяти с табуреткой и двумя бутылками холодного чешского пива в руках. Вслед за пацаном появился одноногий Або и, опираясь на костыль, заковылял к центру площадки. Мальчик поставил рядом с Фикретом табурет и водрузил на него бутылки с пивом.
- Спасибо, папин бала! - поблагодарил сына Або. Теперь иди домой.

Або передал одну бутылку Фикрету, взял в свободную руку вторую и уселся рядом с соседом. Двое мужчин были близкими соседями - Абошкина квартира располагалась на первом этаже, прямо под квартирой Фикрета.
Фикрет протянул Або папиросу.
- Ты же знаешь, я план не курю, - вежливо отказался Або, доставая сигареты из нагрудного кармана своей рубашки и прикуривая.
Сделав несколько глубоких затяжек, Фикрет залил в горло солидное количество пива, чтобы утопить наркотический дым во внутренностях своего организма.
Вот так они, двое добрых соседей, куря и попивая пиво, настраивались на нелегкий разговор.

- Або, ты меня давно знаешь, - брательник, - начал разговор Фикрет. - Я, кроме Аллаха и Райкома никого не боюсь.

Фикрет обрел свое прозвище "Базарком" после того, как получил по наследству от своего тестя должность директора одного из городских рынков. Разумеется, его назначение было согласовано в партийных и министерских верхах самым надлежащим образом, тем более, что он уже набрался опыта, честно трудясь на том же рынке в качестве приемщика товара. Фикрет был безбожно богат и действительно никого не боялся. Его основным тактическим и стратегическим оружием были деньги и связи.

- Знаю, брательник, - подтвердил Або.
- Так что мне делать, Або? Что посоветуешь, братка? - спросил Фикрет.

Фикрет при своем социальном положении не нуждался в чьем-либо совете или помощи, но игнорировать Або с его авторитетом третейского судьи он никак не мог. Або никогда не был ни блатным, ни уголовником. Он был рядовым заведующим ателье по индивидуальному пошиву обуви. Однако нередко именно он разрешал неразрешимые на первый взгляд споры между обычными обывателями и даже в криминальной среде.
Або потерял свою левую ногу в армии в результате какой-то аварии и досрочно демобилизовался. Однажды душной летней ночью, когда после его возвращения домой из армии прошло совсем немного времени, Або лежал на кушетке на своем застекленном балконе и пытался читать при свете ночника. Чтение было его любимым занятием, но боль в обрубке ноги мешала нормально читать, да и уснуть никак не получалось. Вдруг он услышал совсем рядом два знакомых голоса, которые приглушенно о чем-то спорили. Это были двое соседских парней, старше Або на несколько лет. Оба успели отсидеть срок за квартирную кражу, но отказываться от своего ремесла не собирались. Причина спора была ясна - парни только что обокрали квартиру, но никак не могли поделить украденное золото. Опираясь на перила, Або высунул свою голову.
- Вы мешаете мне спать. Сейчас всех тут разбудете, кто-то "стуканет" на вас и тогда вообще делить ничего не придется.
- Ала, Абошка, этот башдан грыжа** хочет отнести все обратно, - возмущался один из воров, указывая на подельника. - Влюбился этот ахмах*** в дочку хозяина хаты, которую мы взяли.
- Вы же все-равно продадите цацки. Оцените товар, ты возьми с него деньгами свою половину, а он пусть делает с товаром, что хочет. Ну и само собой, пусть скажет, что на дело в одиночку ходил.
Старший брат Або был из блатных, поэтому парни могли не опасаться его. Таким образом Або разрешил между ворами спор. Тот случай принес ему известность в округе и в немалой степени повлиял на его будущее.

- Так что скажешь, Або? - Вновь спросил Фикрет, не дождавшись ответа от задумавшегося соседа. - Лола ведь моя единственная дочь и какая красавица э, сам да знаешь. А этот шакал ее испортил. Еще имеет наглость прийти ко мне и просить ее руки. Он же вор, недавно из тюрьмы вышел. Лола плачет, говорит, что любит его, говорит, что убьет себя, говорит, что...
- Фикрет, много-много лет назад жил один сказочно богатый царь, - перебил его Або. - Была у того царя одна-единственная дочь, принцесса неземной красоты. Народу в его государстве жило не меньше, чем рыб в нашем Каспии. Среди них много подданных дворянского сословия, богатых купцов и промышленников, поэтому в достойных кандидатах на руку принцессы недостатка не было. А еще - тьма обычного люда, ну и воров водилось немало. Куда без них в нормальном государстве...
Або достал сигареты, предложил Фикрету, прикурил сам тоже и продолжил.
- Так вот... Однажды один молодой вор со своим корешем - оба они недавно "откинулись" - решили обокрасть дворец самого царя. В ночь полнолуния, когда ни один нормальный вор не рискнет пойти на дело, пробрались они в царский дворец через одно из окон. Так получилось, что попали эти двое прямиком в покои принцессы. Как я уже говорил, принцесса славилась своей красотой, а ночь была очень светлая. Пока один из воров набивал карманы драгоценностями из стоящей на ночном столике шкатулки, второй, пораженный в самое сердце красотой девушки, стоял как вкопанный у ее кровати. Оцепенение прошло, когда принцесса приоткрыла глаза, улыбнулась парализованному было парню и неслышно произнеся "привет" губами, похожими на мандариновые дольки, продолжила спать.
Тут и говорить нечего, молодой вор влюбился без памяти. Следующей ночью, предварительно выкупив у своего подельника его долю, этот Ромео вновь залез в окно принцессы, чтобы тихонько вернуть украденные драгоценности и удалиться.
«Подойти ко мне, сказало ему смотрящее из зеркала лицо принцессы...».
Або сделал коротку паузу и продолжил.
- Утром, теперь уже бывший вор пришел к царю и во всем ему признался. Взбешенный отец собственноручно жестоко избил парня и бросил его в темницу. Спустя несколько дней, плюнув на все условности царь отправил к нему лекаря...
А через какое-то время царь пожелал отойти от дел и посадил на трон своего зятя, которого полюбил как сына. Одно только плохо...
- Что плохо? - тревожно спросил Фикрет.
- Тот бывший вор до сих пор курит анашу и безобразно растолстел...


* Сегодня здесь прольется кровь! (азерб.).
** Башдан грыжа - т.е. грыжа головы, ненормальный (бакинский сленг).
***Дурак (азерб.).
kochubey1
окт. 18, 2016 12:24
Затунгусский метеорит приземлился в ста метрах от нашего дома.
Ударной волной меня основательно оглоушило. Навалилась темнота.
- Мужчина, Вы с нами?
Я открыл глаза: два лица рядом, одно вопросительное, второе растерянное. Ингрид вскрикнула: "Очнулся!!!"

О, Господи! Помереть спокойно не дадут.
Я решил закрыть глаза. Пусть сначала все затихнут.

Отлежаться не удалось. Чей-то мокрый язык стал активно обходить сантиметр за сантиметром моего лица. Бадди, милый Бадди! Дружище!

"Жить будет!",- бескомпромиссный вердикт заставил сдаться и открыть глаза.

Ингрид сидела рядом. Мокрые глаза, распухший от слез прелестнейший носик.

"Милый, ты заставил изрядно понервничать! О, Боги, все позади!"
Бадди, поскуливая, счастливо вилял хвостом, непрерывно ерзая попой по юбке Ингрид. Юбка задралась и приоткрыла дивные коленки. Моя Ингрид была той ещё красоткой. Рука невольно потянулась погладить коленку. Ингрид вспыхнула, вскочила, обратившись к медсестре, изумленно застывшей от моего порыва:
"Скажите, могу я увезти Марио?"
Медсестра, очнувшись, поправила очки и строго ответила: "Только после согласования с врачом!" Затем слегка обиженно повернулась и вышла вон.
Ингрид бросилась мне на грудь. Ее мягкие нежные губы погрузили меня в немое блаженство. Как жаль, что палаты не закрываются изнутри.
- Милый, я договорюсь с врачом, а ты пока одевайся. Нам сегодня везти Клода на прослушивание к Мане Вургант. Клода отобрали из тысячи детей колледжа. Мы должны гордиться им.
Пакет с одеждой Ингрид заботливо привезла с собой.
"К Мане Вургант?! А если это та самая Маня?!",- кажется, я преступно покраснел, но Ингрид, к счастью, уже не было.
С Маней у меня был головокружительный роман, на грани фола. Расстались обоюдоостро. Разорвали отношения враз. То ли я изменил, то ли Маня приняла безобидное ухаживание за измену. Никто не захотел выслушать партнера.
Боль утраты скоро забылась в объятиях нежной Ингрид
cvyocnoe leto
окт. 18, 2016 12:21
Я так хочу, чтобы лето не кончалось,Чтоб оно за мною мчалось, за мною вслед. Я так хочу, чтобы маленьким и взрослым удивительные звезды дарили свет (с)

Соловушка.


В пять утра она просыпалась. Уже во всю за окном щебетали птицы, радостно приветствуя начало дня.
Ближе к шести просыпался восьмимесячный внук. Кряхтя и потягиваясь ручонками, он тянулся к перекладине детской кроватки. Слегка покачиваясь, вставав на ноженьки, малыш устремил взгляд на бабушку. Она умиляясь наблюдала за ним. Доброе утро, мой соловей, ты уже проснулся, ласково пролепетала бабушка. Увидев, что его заметили, он радостно заулыбался.
Иди ко мне моя радость, я тебе сменю памперс и умою. Только не шуми, мама с папой еще спят. Проделав все нужные процедуры, бабушка нежно взяла внука на ручки и вышла во двор, вдвоем они направилась в сторону тенистого фисташкового дерева. Присела с ним на скамью. Ну, что давай сделаем гимнастику. Раз, два, три, четыре, простые движения рук вверх, вниз в сторону и вперед . Ыыы пролепетал малыш недовольно. Хорошо, хорошо проговорила бабушка, не хочешь гимнастику, не будем. А давай я тебе лучше песенку спою. Соловей мой, соолоовей, голосистый соловей..
Ыыы, опять пролепетал малыш. Все поняла, не хочешь. А спою ка я тебе про колобка, про твоего любимого . И бабушка начала рассказ.
Ты кто, я… я то зайц, а ты кто…а я колобок, Хее колобок, а я тебя, съем. Не ешь меня зайчик, я тебе песенку спою. Ладно, пой, только негромко. Я колобок, я колобок, румяный бок, румяный бок…
Заслышав знакомые слова и песню, малыш успокоился. Ему явно нравился мультик про колобка. Он смотрел его с четырехмесячного возраста. В сотый раз. И никак он ему не надоедал. Другие мультики он явно игнорировал. Парадокс думала бабушка. Сама бабушка была в восторге от фразы, ну вот что бывает с детьми, которые из дома убегают.
Вдруг малыш захныкал. Смотри, смотри, петрович , ууу… петрович. Бабушка переключила его внимание на черного пушистого котика, который прятался в кустах орешника и в позе нападающего распластался на траве. В этот ранний час он по обыкновению охотился на птичек. Увидев котика , малыш радостно замахал ручонками. И где то минуты две они вдвоем наблюдали за озорством петровича. Не поймав птичку он стремительно взбегал на дерево и отчаянно точил свои когти для новых походов. А теперь мы с тобой по саду прогуляемся. В эти ранние часы в саду было прохладно под тенью деревьев.
Бабушка любила гулять по саду, обсматривая каждое деревце. Любо на них было смотреть в те моменты жизни, когда они были увешены сочными плодами. Нарвав спелых черешен, с желто-розовыми бочками они подошли к абрикосовому. На нем также словно елочные игрушки висели ярко желтые абрикосы. Ну, давай соловушка выбирай, какой тебе нравится. Соловушка с восторгом посмотрел на бабушку , стесняясь робко протянул ручки к спелым ягодкам. Немного подержав в ладошке, сорвал плод и осторожно протянул его в ротик. Э, нет, не сейчас. Нагулявшись они направились к дому. Усадив внука за детский столик и дав ему для развлечения игрушку, она поставила турку на огонь. Ошпарила детскую мерную бутылку кипятком , снова, залила 150 мл кипятка, остудила до 40 градусов и ловким движением засыпала 5 ложек сухой молочной смеси.
За последние 10 лет ее жизни это было самое счастливое проведенное лето.
Oasis Bordello
окт. 18, 2016 12:18
Oasis Bordello

Миша сидел и ждал, когда его позовут. В студии суетились люди, шла съемка передачи "Взгляд снизу". Наконец объявили его выход. Как прилежный ученик, Миша положил пухлые пальчики на колени, не отводя от ведущего Вани глаз.

- Скажи, ты любил когда-нибудь?, - спросил его шоумен.
- Любил. Давно, - ответил Миша. И добавил, - во сне...

Мальчик был особенным, ведущий отметил это сразу. В нем не было щегольского звона, как у его сверстников, впустую стрекочущих наивную чушь. Нацеленный, он смотрел на Ваню, как на самого близкого друга. Единственного, кому он мог рассказать свою историю любви. Поверит ли он?

Городок Корделейн, штат Айдахо. Здесь я родился в тридцатых годах прошлого века в ирландско-шотландской семье. В семье было трое детей - старший брат, сестра и я, самый младший. Звали меня Майком. Овсянка по утрам, и кусок говяжьей печени с кукурузой на ужин. Родители мои много пили. Мать была неласковой, могла избить за следы, оставленные на свежевымытом кухонном полу, отец - за опоздание к ужину. По субботам всей семьей мылись в бане, а по воскресеньям детям в овсянку добавляли темный густой эль, и мы шли в церковь.

Возле нашего дома росли камыши, присыпанные отбросами небольшого городка. Летом я ловил птиц с другом, жужжал фонариком, отсвечивая лягушек, водившихся в пруду. Вся радость детства на этом и заканчивалась. Помню деда и заброшенный дом далеко в поле. Я сидел на печном выступе, а дед поил меня горькой водой с ложечки. Было неприятно, но я терпел, боясь обидеть деда. От горькой воды становилось тепло, и боль от побоев уходила. Взрослел я быстрее, чем мои сверстники. Рано начал помогать родителю и брату. Кроме тяжелого труда у меня не было ничего. Жил сам по себе - беззаботно и без всякого интереса, всё чаще прикладываясь к бутылке после трудового дня.

Мне исполнилось семнадцать, когда я впервые увидел её. Случилось это в лесу, на лесоповале. Я помогал отцу рубить лес, и заметил кузена, вяло тыкающегося в кустах.
-Ты что тут делаешь, Сэм?
- Убирайся!
В руке Сэма над чахлой листвой я увидел фотографию девушки.

Так уж повелось в тех краях. Народ жил открыто, незатейливо. Места наши дикие - лесорубы да шахтеры. Первых старателей и их потомков нельзя было назвать смирными людьми. Бедный обряд в каком-то сокрушенном ожидании приводил их к страсти и выпивке. Они не знали изобилия, зато никудышных женщин было немало. Пили бочками, а когда заводились деньжата ехали в Оазис Борделло. В тот самый бордель, где работала та девушка, что на фотографии.

Звали ее Джил.
Наверное, я полюбил её сразу. Плоская, как тесаный камень, с резкими чертами лица и маленькой округлой грудью. Смуглая кожа, а глаза светлые. Кто её отец? Мать? Может быть, ее предки, индейцы, кормились червяками и бизонами? Мне всё равно. В перепачканной фотографии я увидел её хрупкость. Представил, как тонкое тело может извиваться. И если Бог наградил ее талантом так зашибать деньги, то лучше от этого не отказываться. Ведь в наших краях каждый выживает, как может. Пусть её фотография пахнет листвой и спермой Сэма, сама Джил чиста.

Сэм хохотал, то и дело сплевывая:
- Она ничем не отличается от остальных. Грязная шлюшка!
Он врёт. Джил красивая и весёлая.
- Заплати и возьми её со всеми потрохами. Увидишь, чего стоит эта сучка.

Я смотрел на фотографию Джил, и страдал оттого, что не мог увидеть её и обнять. В груди сжималось и наливалось болью. И я выл как волк. Такой была моя любовь. Но не к той женщине, на которую набрасываются пьяные лесорубы. От стакана виски становилось свободно в груди, катились слёзы, наступала сладкая грусть, и я засыпал. Там, в подкорке мозга, где хранились мои сны, сидела глубокая вековая любовная зависимость.

Скопив денег, я отправился в Валлас, городок, где находился бордель. Дикие, голодные европейцы охотились за сокровищами в этих краях много лет. Их можно было назвать черствыми людьми, но не алчными. Проматывали всё, отрываясь от пронизанной безысходностью жизни. В самый загруженный день над Оазисом свистел ветер. У клиентов сдувало крышу.
Чем ближе подходил к Оазису, тем сильнее становилась боль в груди. Выбрал придорожный камень, сел и жадно приложился к бутылке, которую взял с собой из дома. Заплатив за час, я направился вверх по шаткой, скрипучей лестнице.

Джил оказалась такой же, какой я её представлял. Лет двадцати трёх. Смоляные длинные волосы, смуглая кожа и голубые глаза. Леденящее ощущение пустоты покинуло меня, и я понял, что не ошибся. Это была моя женщина.

Если ты спросишь меня, что такое счастье, я скажу - это ущелье в расколе скал с журчащей водой. И небо над ним. Это скала, вонзающая острие в стену ущелья и образующая каменную арку высоко над озером Корделейн. Арки с земли не видно.Там я и Джил прятались от всех глаз, и любили друг друга до умопомрачения.

В поисках работы и жилья я уехал в Колорадо. Джил осталась в Валласе с матерью. Впереди было долгое счастливое продолжение жизни. Через две недели после того, как я уехал, Джил нашли мертвой на валласском пустыре недалеко от Оазиса. Говорили, что она была задушена. Вернулся в город через месяц, зашел к родителям. Просидев в таверне около часа, направился к озеру.

Я встал в каменной арке почти у самого острия скалы. Далеко внизу блестело безмятежной гладью озеро Корделейн. Было тихо. Только вода журчала в ущелье, открытом подо мной спасительной бездной...



- Во сне? - переспросил ведущий.
- ...я её бросил...
sover6enstvo
окт. 18, 2016 12:17
Я все время улыбаюсь, когда думаю о ее совершенстве.
Женщина…
Даже проходя мимо зеркала спешно, она все равно посмотрится в него.
Нет необходимости останавливаться надолго, смысл единственный-получить подтверждение собственной безукоризненности. Еще раз кивнуть той, в отражении,-ты мне нравишься.
Вот она поправляет бретельку, вот наклоняет на бок голову, приоткрывает рот, подкрашивая ресницы, или что там еще, подводит глаза? Вот, изящно повернув кисть, ловко скручивает волосы и закалывает их, открывая безупречный затылок.Нет, неудовлетворенная прической, одним взлетом пальцев распускает ее, бросая пучок с невообразимой высоты-так долго его падение катится эхом где-то внутри, застревая в самом низу.
Вот она говорит и слушает только себя, упивается звуком голоса, восхищается оригинальностью мысли, своей непохожестью ни на кого. Она делает паузу, забывая про всех, соскальзывает во что-то неведомое, на секунду в чем-то сомневается и опять взвивается вверх птицей с уверенным говором.
Она бескомпромиссна с тем, от чего мечтает избавиться сама. Она вычурна и тверда как застывшая лава. В ее пафосных речах, в звонких восклицаниях или обиженных всхлипываниях звучит одно-обращение к самой себе, уговаривание самой себя, утверждение самой себе,восхищение собой.
Вот она идет, нет ступает…Носок ее ноги выразительно тянется вперед, прокладывая дорогу и отметая с пути лишнее. В линиях ее тела, его движениях-гармония волны. От ее развернутых плеч, вздымающейся груди жалко вибрирует и рушится воздух. В изгибе шеи сокрыта неуязвимость и чуткость к переменам.
Ее взгляд не знает смятения и полон превосходства- Женщина…

Почему же я все-таки улыбаюсь, думая о ее совершенстве, вот, например, сейчас?
Изумительная фигура…
Ах, да! Этот белый ярлычок, торчащий сзади из трусиков ее купальника.
Такой «трогательный»…))))))
 
Всего ответов: 40
Страницы:
21Рейтинг