руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
17 окт.
08:07
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Форум: Похороны вора в Законе - рассказ

 

Начало

апр. 18, 2012 00:46

Похороны вора в Законе - рассказ

ДОРОГА В ПАРИЖ

Керим думал о том, что наверное у него плохой гороскоп. Кто-то рождается писателем, кто-то бизнесменом, кто-то художником, а он родился дворником. Неужели у него такая карма и почему звезды так пошутили.
Да, он Рыба, но ведь Гюго тоже был Рыбой и Римский-Корсаков, даже Джордж Вашингтон, президент Америки. Эх, хорошо быть президентом или композитором, но только великим, или даже артистом и художником, думал Керим, очередной раз подметая улицы.
Внезапно в глазах его помутилось. Что это? Он увидел себя императором. Неужели это галлюцинация? Нет, нет, конечно он все помнит: битву при Каннах, Ватерлоо, Жозефину, остров Эльба и Святой Елены.
Нет, действительно, от великого до смешного один шаг и почему он должен был родиться здесь дворником. Он должен был родиться во Франции и тогда бы все снова получилось опять.
Ну не был бы императором, но был бы президентом какой-нибудь крупной компании или владельцем сети ресторанов или банков. Словом, жил бы себе, как король, а тут метла, оскорбления полицейского Селима, который почему-то его ненавидел и скучная жизнь.
Навстречу шел Фаик, продавец газет и бывший инженер по холодильным установкам. Керим быстро направился к нему.
– Ты слышишь, Фаик?
– Ну, что тебе? Ты не видишь мне нужно газеты сейчас брать со склада, а ты тут со своими вопросами.
– Ну, Фаик, послушай, я одну вещь хочу тебе сказать.
– Ну, говори.
– Ты не поверишь, но в прошлой жизни я был Наполеоном.
Фаик стал смеяться.
– Ну и что, а я был Талейран, Шарль Морис, если ты помнишь.
– Да, да, конечно помню, ты был министр иностранных дел и при том самый удачливый, хитрый, ловкий, беспринципный.
– Ну, еще бы, когда в Париже шли уличные бои и я смотрел, как люди на баррикадах убивают друг друга, я спокойно смотрел за всей этой трагедией и пил кофе, а когда моя жена спросила:
– Кто победил?
Я сказал, – Мы.
– Кто мы? – спросила она.
– Еще не знаю, - ответил я.
– Это о чем говорит?
– О том, что ты гениальный дипломат, со всеми можешь договориться.
– Ну вот видишь, а ты думаешь, я сейчас не такой. Со всеми договариваюсь, с полицией, если она мне что-то запрещает, с рэкетом, с хулиганами, пьяницами, клиентами, даже проститутками, которые жалуются, что я занимаю их место, когда продаю газеты, а оттуда очень удобно продаваться, ведь много машин проезжает, ну я и мешаю им работать с клиентами, им видите ли тесно. Короче, все – мои друзья и я ни разу ни с кем не конфликтовал.
– А живешь как Талейран?
– Ну, конечно, нет. Тогда время было другое. Вспомни 1807 год, 19 век, а теперь, теперь доллар то падает, то поднимается. Смотришь, то война в Ираке, то в Израиле – нестабильное время и экономика нестабильная.
– Зарабатывать деньги трудно.
– Вот и приходится забывать, что ты Талейран.
– А ты Наполеон, Наполеон.
– Вот вчера у меня сидел Карл Маркс, знаешь кто это?
– Нет.
– Ну, Славик здесь недалеко живет, известный бомж и алкаш.
– Что же?
– Да так ничего, сидел он у меня вчера вечером и газеты читал «Эхо», «Зеркало», «Собеседник». Как дошел до «Совершенно секретно», а там статья про Ленина, как он всех обманул, и крестьянство, и рабочих, и интеллигенцию.
– Как это обманул?
– Ну, помнишь его Декреты? Обещал он им Декреты о мире, Земле, Воле и ни хера не дал. Гавнюк он был, этот Ленин, поэтому наверное, от сифилиса умер.
– Ну и что? – возразил Керим.
– Мопассан тоже от сифилиса умер и Гоген тоже.
– Ну ты сказал.
– Мопассан, Гоген – это люди были, аристократы. Мопассан офицером был, журналистом, а Гоген даже банкиром, оба жили в Париже. Только вот Гоген умер на Маркизских островах.
– Хотел бы умереть на Маркизских островах?
– Да, неплохо бы, - с завистью произнес Керим.
– Но ты про Ленина говорил.
– Ну да, про Ленина – этот гавнюк родился же в Симбирске, Ульяновск кажется сейчас.
– Ну какой он аристократ, быдло прямо скажем, а всю карту перекроил. Вот поэтому мы и мучаемся.
– А как насчет Славика?
– Славика? Он у меня, как я уже говорил, сидел и газеты читал. Как до Ленина дошел, всех крыть стал и «Капитал» и Энгельса и Ленина и в конце концов разрыдался. Ну я его спрашиваю:
– Что с тобой?
Он возьми и скажи: – Да я же в прошлой жизни Кард Маркс был. Как вспомню свой Трир, так и плакать хочется.
– А Трит где?
– Где, где, в Германии.
Он же гад ползучий Телец был, ему бы музыку писать, как Брамс или книги писать как Бальзак – ведь они Тельцами были. А он дурень сунулся в теорию революции общества – вот поэтому и бомжует сейчас. Я тут всякие газеты читаю, «Оракул», «Тайна власти». Ну везде пишут про прошлую жизнь, карм и всякое такое. Вот Славика видно не туда занесло.
Уходил Керим от Фаика с грустным сердцем, но, придя уставшим домой он твердо решил, что уедет в Париж по туристической и останется там работать дворником, они неплохо зарабатывают, а там видно будет.
Ведь Наполеон тоже оттуда начинал, а теперь вселился в него, но Керим твердо знал, что у него тоже что-то получится. Ведь личность у него императорская, а это не хрен собачий.


















Похороны вора в законе


Это было в городе N.Убили Миллионщика,так звали Сему-вора в законе.Родился он в Тбилиси,но грузином не был,звали Семой,но и русским или евреем не был тоже.
Он был вор в законе и в Союзе он был уважаемый человек,но и с распадом Союза,остал-
Ся уважаемым в отличие от многих.Говорят,что по гороскопу он был Скорпион,а Скорпионы часто умирают насильственной смертью.На похоронах присутствовали прези-
Денты компаний,директора фирм,две,три известные актрисы,один заслуженный артист,два прокурора и даже один следователь,и здесь же был,как это ни странно писатель
Португалец.А как я узнал,что он писатель?Случайно.Я подошел к молодому человеку,увидев латиноамериканскую внешность,спросил,как его зовут.Он сказал Доминго.
У меня был неплохой английский.И мне было легко говорить с этим латиносом,хотя вроде он считался европейцем,но для меня ,бывшего советского человека,они все-испаноязычные были латиносами.
Вы знали чем занимается Сема?
Доминго улыбнулся-Когда мы познакомились это было во Франции.Я там люблю отдыхать и у меня там много друзей
Сема сперва ничего не говорил.
Мы познакомились в баре.Доминго улыбнулся.
-Сема был очень сильный.Он мог выпить много и я думал,что он проживет дольше меня.
Кажется ему должно было быть тридцать пять лет.
Я кивнул головой.Доминго продолжал.
-Потом он сказал,что он журналист.Но я сразу понял,что он не пишет статьи и врядли работает газетчиком.
А как Вы общались ?
На русском.
Мы стали говорить ,я увидел.что Доминго не плохо владеет языком.
А откуда вы знаете русский?
Я учился в Москве, в МГУ,на факультете журналистики.
Почему Вы решили,что он не журналист?
Ну наверно потому,как он разговаривал.
Говорил он в основном о футболе и кстати неплохо знал историю,но в общих чертах,как это у Вас говорят по школьной программе.
Но потом,он сказал,что он вор в законе и это почетная должность.
Доминго продолжил
-Мой отец был судья и он говорил,что все люди, даже бандиты и воры и наркоторговцы,но бог от них отвернулся и их надо жалеть и вершить правосудие.
-А сейчас тоже занимаетесь журналистикой?
-Нет,сейчас я писатель и пишу об истории Португалии и Испании.
Где-то в далеке послышалась музыка.Это была старая песня.она тоже тогда не знала,что чем это все кончится.
Я подумал,о том,что никто не знал-ни Ленин,ни Маркс,ни Энгельс,а Нострадамус в своих
Катренах так все описал,Что астрологи и историки спорят до сих пор.
Сему хоронили с почестями,было много людей.Ивидно было по ним,что Сема был богат,
Даже богаче этих бизнесменов,директоров,богаче поющей где-то в далеке Эдиты Пьехи,
Доминго и вообще любого человека с кем общался.
-А Вам нравится Пауло Коэльо,неожиданно спросил я.
Доминго кивнул.
-Да он,как говорят,литературный метр.
-Но самый сильный –это Маркес.
Я вспомнил Сто лет одиночества Маконду,Нобелевскую премию,и согласился с тем,что
Колумбиец гениальный писатель и с ним трудно сравниться.
-Мне нравится в алхимике его мысль,то.,что у каждого человека есть мечта и если идти к
ней,то она сбудется.
-А у Вас есть мечта?-спросил Доминго.
-Да,сказал я-хочу стать известным писателем.
Значит станете-улыбнулся Доминго-мечты сбываются,когда к ним идешь не смотря ни на что.
Я смотрел на торжественные похороны и думал о том,что хорошо быть вором в законе,от
Этой мысли мне стало стыдно,ведь дедушка был прокурором по особо важным делам так,
Что все таки лучше быть писателем,покрайней мере безопаснее.
-Зачем его убили?-спросил Доминго.
-Наверно авторитеты так решили-сказал я.
-Делятся сферой влияния,вот и убили.
-Авторитеты это кто?-поинтересовался Доминго.
-Тоже воры,которые с ним не договорились.
-Понятно?А вообще наверно у него восьмой дом плохой.
-Что такое восьмой дом снова спросил Доминго.
-Восьмой дом –это в гороскопе дом смерти.
-У нас с Вами часто включается пятый дом.Это дом творчества.
-А у него был восьмой дом очень плохой.Вот почему его убили.
-Вы кто по гороскопу?
-Рыба.
-Верите в астрологию?—
Да,но думаю,что все там спорно.
Я улыбнулся
-Недавно по интернету я говорил с одной Рыбой.Она живет в Ирландии и приехала туда с
России.Она говорила,что не верит в гороскопы,а сама все время путешествовала.Но ведь
Рыба –это знак путешественников и писателей тоже,кстати ,-добавил от себя я.
-Почему тоже?-спросил Доминго.
-Ну потому,что писатели тоже чего-то ищут,чтобы описать об этом в своих произведениях.Например ,кстати,Гюго и Стейнбек были Рыбами.
Мы отошли от процессии,каждый должен был пойти по своим делам.
Я подумал о том,что знаю Сему по тюрьме,где работал психиатром.
Я хотел сказал Доминго.что люблю перечитывать Фрейда и хочу написать про него рассказ,но Доминго торопился,наверно ему не терпелось поскорее попасть в Лиссабон,
А мне в свою квартиру,в мой кабинет и тоже в свой родной город,ведь приехал я сюда
На несколько дней.
Дождь уже накрапывал,а я сел в такси,думая о том,что должен успеть в аэропорт,при этом
Я думал,что обязательно напишу рассказ о Фрейде,глядя,как долждь усиленно стучал по
Переднему стеклу такси.







Всего ответов: 1
Показывать
Все комментарииРейтинг
Ответы