руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
17 апр.
12:24
Журналы
120 лет
© flamingo
Все записи | Статьи
среда, июнь 17, 2020

ЦицiановЪ- закономерный конецЪ

aвтор: Blasterow ®
 

История героизма и предательства

 История сложная штука, во многом зависящая от того, кем она рассказана. Одно и то же событие, может выглядеть, как пример истинного героизма или чудовищного предательства.

С одной стороны, человек убивший кровожадного захватчика — герой, с другой, обезглавивший безоружного противника — негодяй.

Но давайте по порядку.

Присоединение к России Закавказья в 1796-ом году

Всем известен генерал Ермолов и его подвиги. Это был крайне жестокий и коварный человек. Покоритель Кавказа, использовавший для достижения цели все возможные методы: от провоцирования межнациональной розни, до уничтожения мирного населения.

 
Генерал Ермолов
 
Генерал Ермолов

При этом, справедливости ради надо отметить, что на захваченных территориях Ермолов строил дороги и крепости. Правил жестко, но справедливо. Был, как сегодня говорят "эффективным менеджером", оставшимся в памяти народов Кавказа "палачом".

Но Ермолов был не единственным ... Точнее даже не так. Еромолов был не первым, и далеко не самым страшным. У него был учитель, которого он часто вспоминал, и у которого перенял методы ведения войны — генерал Цицианов.

Все исчадие здешних царей и владетельных князей одной бешеной собаки не стоит! Много у меня дела, а то бы принялся я за них и припомнил им времена князя Цицианова, которого одна память в трепет приводит. (С) генерал Ермолов (Тифлис, 26 января 2018 года)

Два генерала

Если сравнивать двух генералов: Цицианова и Ермолова, то последний проигрывает по все статьям — завоеванные им территории в десятки раз были меньше, а плоды его завоеваний, так и остались ненадежными. Кавказские народы и через 100 лет боролись за свою независимость.

Другое дело Цицианов, который захватил обширные территории всего Закавказья. Половину без боя, только за счет своей страшной славы. Причем, один раз и навсегда. По крайней мере, пока не распалась Российская Империя.

 
Генерал Цицианов
 
Генерал Цицианов

Тем не менее, о генерале Ермолове говорят до сих пор, а Цицианов забыт.

Впервые грянул битвы гром
И грохот русских барабанов,
И в сече, с дерзостным челом
Явился пылкий Цицианов.
(С) А.С. Пушкин «Кавказский пленник»

Дело в том, что имперской пропаганде было легче оправдать жестокость по отношению к кавказским горцам, чем к жителям Закавказья. Кавказские народы представлялись дикими племенами, людьми далекими от цивилизации, поэтому против них были хороши все средства.

Не смотря на свою древнюю историю и уклад, в глазах российской общественности, жители Кавказских гор, виделись людьми не способными к цивилизованной жизни. Поэтому подлежали уничтожению, если не склоняли голову.

На этом фоне, "Покоритель Кавказа", выглядел светлым символом просвещения, пусть и насаждаемого жестоко.

Совсем по другому обстояли дела с "Покорителем Закавказья". Тот брал города, которые существовали за тысячу лет до возникновения самого понятия "Русь". Вторгался, не на территории контролируемые теми или другими народностями, а в сформировавшиеся государственные образования. Здесь оправдать неоправданную жестокость было сложнее. Легче просто забыть ...

Князь Павел Дмитриевич Цицианов (1754-1806)

Цицианов происходил из весомого в Грузии княжеского рода, который в начале 18 века перебрался в Россию.

Бежала семья к спокойной жизни, от постоянных угроз завоевания Тифлиса, то турками, то персами, поэтому достаточно понятно отношение будущего генерала к мусульманам.

Семья быстро обрусела, и стала верой и правдой служить новому Отечеству. Чего не скажешь о характере и отношении к людям.

 
Молодой князь Цицианов
 
Молодой князь Цицианов

Павел Дмитриевич с молодости отличался вызывающей высокомерностью, еще бы, целый князь, и жестоким отношением к подчиненным. За что был нелюбим в армии.

Был честным и хотел быть справедливым; но в сем последнем нередко ошибался. При этом был он вспыльчив, горд, дерзок, самолюбив и упрям до той степени, что наконец через то лишился жизни…
Считая себя умнее и опытнее всех, весьма редко принимал он чьи-либо советы. Мало было среди его подчиненных таких людей, о которых он имел хорошее мнение.
Таковой его характер был причиною в молодости его многих для него неприятностей. (С) из воспоминаний о Цицианове генерал-майора Тучкова (С. А. Тучков. Записки. СПб., 1908. С. 196.)

Первый раз он себя "показал", уже будучи генералом, при подавлении польского восстания 1794 года. Где проявляя в одних местах жестокость, а в других, запугивая ею, умел быстро достигать поставленных задач.

У Цицианова была еще одна черта. Он преследовал противника до конца. Даже не смотря на приказы командиров. Ему важно было не просто победить противника, но и уничтожить его.

 
Скрин фрагмента
 
Скрин фрагмента "Записок" генерала Тучкова о Цицианове

Как мы видим, даже Екатерина Великая испытывала к генералу Цицианову недобрые чувства (читайте скрин). Поэтому, когда в 1795 году, Императрица решает захватить Закавказье, во главе 35-тысячного войска ставится 24-летний генерал Зубов, а 40-летний Цицианов назначается ему в помощники. Оба носят звание генерал-майора.

Интересно, что на это место первоначально был назначен Суворов. Но опытный полководец отказался. Видимо понимая, что славы в Закавказье не сыщешь. А вот заслужить плохую репутацию вполне возможно.
Азербайджанские ханства были слабы, но народ там был непокорный. Не знавший, что такое крепостное право. Захват столиц вовсе не означал сдачу страны на милость победителей.

Русско-персидская война 1796 года

Конечно это была никакая не русско-персидская война. Так ее назвали советские историки, чтобы не раздражать жителей закавказских республик. Это был политически мотивированный захват новых территорий — суверенных ханств, полвека как избавившихся от гнета Персии.

 
Азербайджанские ханства
 
Азербайджанские ханства

Сам захват происходил достаточно мирно. По сути, небольшое сопротивление оказал только Дербент. Да и то, его капитуляцию просто не приняли, т.к. России надо было показать серьезность своих намерений.

Надо понимать, что самые крупные города региона имели население редко превышающее 10 тысяч, а число всего мужского населения ханств (включая стариков и детей), было сравнимо с Кавказским корпусом, приданным Зубову.

 
Дербент, 1796 год
 
Дербент, 1796 год

Из Дербента, новые хозяева Закавказья рассылают письма к ханам, с требованием принести клятву верности российскому трону. Одни соглашаются сразу, другие поначалу отказываются. Но все открывают ворота для российских гарнизонов, когда корпус подходит к стенам столиц.

Бакинский хан Хусейн-Кули (Гусейнгулу)

Бакинское ханство было самым маленьким и слабым из всех азербайджанских ханств. Это была как-бы нейтральная территория — рынок, куда привозили товары не только из соседних ханств, но и русские и персидские купцы (по морю).

Оно находилось под постоянным давлением более сильных соседей, держась во многом за счет родственных связей его правителей.

Но в 1792 году, привычная смена власти нарушается. Наследовавший власть Мухаммед-Кули-хан, племянник усопшего правителя и родственник грозного Кубинского хана, не устраивает бакинскую знать. Поэтому на его место ставится другой племянник, с чисто бакинскими корнями, Хусейн-Кули-хан.

 
Бакинский хан Хусейн-Кули
 
Бакинский хан Хусейн-Кули

Он сам, еще только придя к власти, под угрозой вторжения кубинского хана, подавал прошение к российскому престолу с просьбой о протекторате. В 1795-ом, его принимаю в российское подданство на таких условиях:

1-е — Хан и преемники его должны быть утверждены в звании ханов от Ея императорского величества.
2-е — Обязан он не делать сношений о важных делах с окрестными владельцами, не поддаными России, без предварительного соглашения с главным командиром кавказской линии.
3-е — Российским купцам дать преимущественнейшие выгоды.
4-е — Выбрасываемое на берега его судна возвращать хозяевам с грузом, в целости. и в своё время.
5-е — Одному российскому судну стоять всегда в Бакинском порте. 6-е — Разбор купеческих дел у россиян с Персами и другими быть не одним бакийским старшинам, а делать купно с консулом.
7-е — По притязанию Шейх-Али-хана на Баку, как хан согласился давать ему некоторую дань, то так сие и оставить, поколику сие не противно будет российскому подданству.
(С) Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа. — СПб, 1869. — С. 296—297.

Но когда, в 1796 году, от него требуют открытия ворот города для российских войск он отказывается. Одно дело бумага, другое полная потеря независимости.

Впрочем, как только русские войска подступают к городу, Хусейн-Кули-Хан решает не подвергать Баку испытаниям и выносит ключ от города.

Комендантом Баку назначается генерал Цицианов.

Грузинский князь наконец находит себе ровню — азербайджанского хана, поэтому у них складываются, если не приятельские, то достаточно терпимые отношения.

По сути, для Цицианова это ссылка. А учитывая его отношение к мусульманам, с элементами издевки.

Второе пришествие России в Закавказье (1805-1806 годы)

Не знаю с чем это связано, но стоило какому-нибудь иноземцу захватить Баку, как он вскоре умирал. Примеров тому множество. Даже Петр Великий, взяв город, умер на следующий год. (Удивительно, но и Брежнев, перед смертью посетил именно Баку, в 1982 году.)

Так случилось и с Екатериной Второй, в 1796 году, она испустила дух. На смену ей пришел 42-детний Павел Первый.

 
Павел Первый
 
Павел Первый

Когда говорят природа на детях отдыхает, так это о Павле. На нем она отдохнула изрядно. Выросший вдали от матери, в ненависти к ней, его главным устремлением было сломать все то, что она построила.

Поэтому он выводит русские войска из Закавказья.

В 1797 году, последний солдат русского гарнизона покидает Баку. А Цицианов уходит в отставку.

Но счастье улыбается России, в 1801 году, третье покушение на царя удается.

Чтобы понять насколько чужд был Павел россиянам, достаточно прочесть воспоминания свидетелей того времени.

Возвратившись домой, я никак не мог добиться толку: знакомые беспрестанно приезжали и уезжали, все говорили в одно время, все обнимались, как в день Светлого воскресенья; ни слова о покойном, чтобы и минутно не помрачить сердечного веселия, которое горело во всех глазах; ни слова о прошедшем, все о настоящем и будущем. (С) Филипп Вигель «Записки»

На трон садится Александр Первый.

Тут же оживляется Цицианов, почуяв сильного хозяина, он пишет прошение о восстановлении на службу. Его восстанавливают, и даже дают очередное звание — генерал-лейтенант.

Цицианов — генерал

В 1802 году, генерал Цицианов назначается Главнокомандующим в Грузии, которая вошла в состав Российской Империи годом раньше.

Вроде наконец все, как хотел Цицианов. Он практически глава Грузии, своей исторической родины. Вокруг христиане, живи и наслаждайся.

Но прежде, надо выполнить наказ императора, выявить среди бывших грузинских правителей ненадежных.

Цицианов решает задачу проще — выселяет весь царский род, вместе со всеми родственными ответвлениями, в Россию. В том числе и тех, кто писал прошение о включении страны в состав Российской Империи. Оставив Грузию без представителей царской династии.

Вот что он пишет о грузинах:

Вникая в нрав грузинского народа, усматриваю я из частных опытов, что всякое образованное правление до времени остается в Грузии без действия. Природа, определившая азиатские народы к неограниченной единоначальной власти, оставила здесь неизгладимую печать свою. Против необузданности и упорства нужны способы сильные и решительные. Кротостью российского правления и разными пронырствами укрываясь от гонения законов, хвастают ненаказанностью порока.

И это еще очень по доброму.

 
 

Поставленный из Тифлиса наблюдать за Закавказьем, он принуждает ханов платить ему дань. При этом совершенно не стесняясь в выражениях:

В тебе собачья душа и ослиный ум, так можешь ли ты своими коварными отговорками, в письме изъясненными, меня обмануть? Было бы тебе ведомо, что если еще человек твой придет ко мне без шелку, которого на тебя наложено сто литр в год, то быть ему в Сибири, а я, доколе ты не будешь верным данником великого моего Государя Императора, дотоле буду желать кровию твоею сапоги вымыть.

Использует любую возможность, чтобы показать свою жестокость. Так например, начинает жечь лезгинские села, якобы из-за набегов на Грузию.

Около 500 лезгин из сопредельных с Грузией территорий погибает после этого похода. На мольбы о пощаде, Цицианов отвечает:

Неверные мерзавцы! Я вас много раз уговаривал, а вы призвали дагестанцев и теперь хотите, чтоб я вам поверил и помиловал, да и дерзаете писать, что мне неприлично. Вы верно думаете, что я грузинец, и вы смеете так писать? Я родился в России, там вырос и душу русскую имею. Дождетесь вы моего посещения, и тогда не домы я вам сожгу — вас сожгу, из детей ваших и жен утробы выну.

При этом сам напрашивается на новую военную кампанию против закавказских ханств, намекая, что договоры с ними ничего не значат:

Ваше сиятельство изволите мне приказывать, чтобы я сказал свой образ мыслей о принимании горцев и персидских ханов в подданство. Во исполнение чего имею честь доложить со всею откро-венностию и усердием к службе.

Подданство вообще ханов и горских владельцев есть мнимое; поелику оно не удерживает их от хищничества и притеснения торговли. ...Итак, чем менее подданства, тем менее оскорбления достоинству Империи. (С) из письма генерала Цицианова канцлеру Александру Романовичу Воронцову

Получив высочайшее соизволение, в 1804 году, генерал Цицианов решает взять самую сильную крепость Закавказья — Гянджу. При этом совершенно не заморачивается над предлогом.

Пишет правителю Гянджи Джавад-хану, что это грузинская крепость, требуя ее возврата. В донесениях же в Империю, объясняет свой поход так:

Местное положение Ганжинской крепости, повелевает всем Адербиджаном, поэтому завоевание оной первой важности для России.

Планы Цицианова распространялись не только на Гянджу, через нее он собирался захватить и другие ханства, вплоть до Бакинского:

По устройству переправы через Куру я сам пойду из Шамшадиля, во-первых, к Гандже, дабы не оставить позади себя неприятеля, ибо ганджинский хан Джевад помирился с шушинским ханом Ибрагимом и получил от него две пушки в подарок. Из Ганджи пойду через Шамшадильскую провинцию прямым ходом к Эривани, отстоящей от оного на 70 верст [74,6 км]. Когда засим подоспеет время занять Баку, то у меня за оставлением двух гарнизонов в Гандже и Эривани не будет и двух комплектных батальонов.

Осада Гянджи

Не смотря на огромное превосходство в численности, Цицианов медлит с наступлением. Ждет подкрепления из двух полков.

А когда дожидается, пишет слезливое письмо-жалобу:

Пришедшего полка Севастопольского шеф мне объявил, что его полк никогда свиста пуль не слыхивал, что ходить не умеют, и на 15 верстах устают и падают. Солдаты 20 лет не сходили с места, а что важнее, так то, что в полку недостает 600 человек, кроме больных, и ожидать укомплектования оных не могу ...
После всех сих неустройств могу ли я полезен быть, оставаясь в службе, подвергая всякий день мою репутацию бесславию и не от своей вины, а от подчинённых.

В нем видно, что вся крутость Цицианова базируется на его подавляющем военном превосходстве. А так он, как и все люди. склонные к жестокости, достаточно труслив по натуре.

В конце концов, собрав все имеющиеся в его распоряжении свободные силы, 20 ноября 1803 года, генерал выдвигается на Гянджу. В его распоряжении: три эскадрона драгун, два полка донских казаков, шесть батальонов пехоты и два полка милиции, составленных из добровольцев.

Перейдя границу Гянджинского ханства, взяв Шамкир (Шамхор), Цицианов пишет еще одно письмо Джавад-хану гянджинскому, где вновь заявляет, что это грузинский город, а Грузия теперь часть России. На что получает издевательский ответ:

Сего я ни от кого не слыхал, однако предки наши Аббас-Кули-хан и проч. владели Грузиею.

Разгневанный Цицианов приступает к штурму.

 
Джавад-хан Гянджинский
 
Джавад-хан Гянджинский

Почти месяц ожесточенных боев, с вылазками из крепости и нападениями от "партизан" расположившихся в окрестностях города, не приводят к успеху. Потери велики с обоих сторон, но у Джавад-хана значительно меньше ресурсы.

10 декабря генерал опять берется за эпистолярный жанр. Его письмо, уже намного мягче, в нем нет оскорблений. Но он по прежнему требует сдачи города. Хан в ответ выдвигает свои требования.

Цицианов, требует сдачи без предусловий. К тому же хочет, чтобы сын Джавад-хана принес ему ключи, и остался в качестве заложника.

Второй раунд переписки продолжается аж до конца декабря. В письме 31декабря, Цицианов делает последнее предложение:

Джевад-хан со всеми жителями должен принять подданство России, сдать крепость российским войскам со всем имуществом, он останется владельцем и будет платить ежегодно 20 тысяч рублей дани, снабжать провиантом войска как расположенные в крепости, так и те, которые будут находиться по дороге к Шамшадилю, от Шамшадили и её жителей отказаться и выдать своего сына.

При этом грозит в случае отказа, казнить Джавад-хана позорной смертью.

На что Джавад-хан отвечает:

Ты найдешь меня мертвым на крепостной стене.

Так и случилось. Когда преодолевая бешеное сопротивление оставшихся в живых защитников, русские войска ворвались в город, Джавад-хан, вместе с одним из сыновей, был обнаружен среди погибших. С оружием в руках, на крепостных стенах.

 
Штурм Гянджи
 
Штурм Гянджи

При штурме погибло порядка 1750 гянджинцев, 17 224 человека были взяты в плен (среди них 8639 женщин). По приказу Цицианова ханский дворец был разрушен до основания, а город подвергся разграблению.

Так как грузины имели злобу на жителей оного, то князь Цицианов не мог воспрепятствовать оным грабить и разорять город, где большая часть жителей мужского полка побита, а женского взята в плен, а сам хан умерщвлён. (С) Лапин В. В. Цицианов. — М.: Молодая гвардия, 2011

Но самое ужасное произошло позже. Около 500 гянджинцев, в основном женщины и дети, заперлись в мечети, боясь насилия захватчиков. Их поначалу не трогали, но потом по приказу Цицианова сожгли живьем.

Не смотря на известную жестокость генерала, этот акт вызвал большой резонанс, когда стал известен в столицах. Просвещенная Россия 19 века сжигает женщин в мечети! Это позор на весь мир.

Цицианову приходится оправдываться, перелагая вину на солдат. Он пишет в Санкт-Петербург:

До 500 человек татар засели в мечеть, с тем, может быть, чтобы сдаться победителям. Но один армянин сказал нашим солдатам, что между ними есть несколько дагестанских лезгин. Одно название лезгин было сигналом смерти всех бывших в мечети.

Тем не менее, главная задача выполнена. Он не только взял самую сильную крепость, но и показал другим ханам, что будет с жителями их ханств.

Гянджинский хан Джавад-хан стал героем азербайджанского народа.

В Гяндже, на территории некогда сожженной мечети, стоит небольшой мавзолей последнего хана Гянджи.

 
Мавзолей Джавад-хана
 
Мавзолей Джавад-хана

Русский генерал и бакинский хан

Произошедшее в Гяндже потрясло весь Кавказ и Закавказье.

Даже царь Имеретии и правитель Абхазии, которые находились совсем в другой стороне, изъявили желание выслушать условия Цицианова. Что уж говорить о закавказских ханах.

Карабахский и Шекинский сами предложили принять присягу верности, другие склоняли голову, как только Цицианов начинал двигаться в сторону их ханств. Все понимали, что рискуют не только собой, но и своими подданными.

Вскоре почти все ханства находящиеся на территории современного Азербайджана сдались на милость победителя. Только одно, самое маленькое, продолжало дерзить.

 
 

Хусейн-Кули-хан Бакинский знал Цицианова лучше, чем кто-либо другой, и понимал, что просто сдачей не обойдется. Цицианов будет выкорчевывать корни, связывающие народы Закавказья с их историей и религией.

Если он на своей исторической родине вывел царский род, то что он будет делать в ненавидимых им мусульманских ханствах?

И хан начинает свою игру. Он то признает подданство России, то в последний момент, когда от него требуют заверений, отказывается.

В 1805 году к Баку подходит русский флот и начинается осада. Командующий эскадрой, генерал -майор Завалишин, требует немедленной сдачи города. На что бакинский хан просит отсрочки. К нему уже двигаются на помощь последние непокоренные ханы: кубинский и дербендский.

Когда срок отсрочки проходит и русские высаживают десант, они терпят поражение и уходят в сторону Ленкорани.

 
Флаг Бакинского хана
 
Флаг Бакинского хана

После этого позора у Цицианова одна цель - Баку. 27 декабря 1805 года, он сообщает Императору, что идет на помощь к Завалишину.

К концу января 1806 года огромное войско Цицианова подходит к Апшеронскому полуострову, сюда же приплывает эскадра Завалишина. Отсюда отсылается последнее предупреждение Хусейн-Кули-хану.

Все происходит по схеме, как с ханом Гянджи, даже условия те же, вплоть до сына-заложника. Но потянув немного время, бакинский хан неожиданно соглашается лично принести ключи от города.

8 февраля, генерал Цицианов, в сопровождении 200 драгун, подъезжает к Северным Воротам (Шемахинские ворота) Баку.

Из ворот выходит Хусейн-Кули-хан, с двоюродным братом и знатным бакинцем Ахмед-беком. Цицианов, в сопровождении князя Эристова и одного телохранителя выдвигается им навстречу.

Их встреча происходит в 50 метрах от ворот.

Хусейн-Кули-Хан протягивает ключи Цицианову, тот их принимает, и в этот момент родственник хана, двумя выстрелами в упор, убивает генерала Цицианова и князя Эристова.

Хусейн-Кули-хан, прекрасно обращавшийся с холодным оружием, выхватывает длинный кинжал и отсекает генералу голову. На землю падает, уже обезглавленное тело.

Третьего участника встречи, кого-то из младших чинов, не трогают.

 
Убийство Цицианова
 
Убийство Цицианова

Как я уже писал выше. Трудно оценить поступок бакинского хана. Чего в нем больше подлости или героизма.
С одной стороны, он пренебрег всеми правилами дипломатии. Обманул человека лично его знавшего, возможно поэтому не задумывавшегося о последствиях.
С другой, Хусейн-Кули-Хан и себя приносил в жертву, меняя свою жизнь на жизнь непримиримого врага своего народа. Освобождая все народы Закавказья от чудовища, грозившего потопить его в крови.

Однако произошло то, чего никак не мог ожидать бакинский хан. Русские войска, вместо того чтобы ринуться в атаку, неожиданно отступили.

Многотысячное войско, да еще и с морской эскадрой, отступило от городка численностью в 4700 жителей (по переписи населения 1810 года).

Как только весть о смерти Цицианова разлетелась по Кавказу, все ханы за исключением кумыкского Шамхала, объявили о своей независимости.

Впрочем, в том же году, для покорения лидеров независимости Баку, Губы и Дербенда, прибыл генерал Глазенап. Который небольшими силами, всего в 2500 бойцов, взял в июне Дербенд, затем Губу и Баку.

Памятник генералу Цицианову в Баку

В 1846 году, на месте смерти генерала Цицианова, была установлена стелла. Вокруг разбит сквер с фонтаном, позже названный цициановским.

 
Памятник Цицианову
 
Памятник Цицианову

К тому времени это был самый центр быстрорастущего города.

К сожалению, большевики, придя к власти, снесли памятник.

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Телеграмма № 5: Расизм в "Бриллиантовой руке", триумф служанки Гитлера, молитва Марка Аврелия