руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
18 май
09:28
Обозрения
Книжный развал. Апрель 2021
© Eugene
Все записи | Статьи
четверг, сентябрь 26, 2019

Правозащитник о репрессиях азербайджанцев в СССР

aвтор: EZ1961 ®
 
Декабрь 15, 2017 17:15 
 
Дж.АЛЕКПЕРОВА 
 
На днях Международное правозащитное общество «Мемориал» обнародовала обновленную базу данных (БД) «Жертвы политического террора в СССР», в которую вошли 3,1 миллиона имен. По сравнению с предыдущим списком жертв, выпущенным 10 лет назад, добавилось полмиллиона новых имен из 170 новых Книг памяти (КП), изданных за это время в регионах бывшего СССР. Но и сейчас это всего лишь одна четвертая от общего числа 12 млн репрессированных, считают мемориальцы. 
 
По просьбе Echo.az это событие прокомментировал директор Правозащитного центра Азербайджана (ПЦА) Эльдар Зейналов: 
 
— Бесспорно, «Мемориал» является ведущей организацией, которая выполняет работу по консолидации списков жертв репрессий, которая ведется уже примерно 20 лет. В этот раз в списки количественно добавилось население целого Люксембурга, но конца этой работе все еще не видно… 
 
Кстати, представители «Мемориала» не только добавили, но и исключили примерно 70 тыс. дублирующих имен. Ведь некоторые из жертв репрессий приговаривались многократно и, отбывая наказание в разных местах, попадали в КП различных регионов бывшего СССР. Достаточно было небольшого искажения биографических данных — и тот же самый человек засчитывался в БД повторно. Улучшился и поисковый аппарат. Сейчас можно, например, искать не только по имени, но и по национальности, образованию, партийности и пр. Так что мемориальцы учли накопившиеся за 10 лет замечания. 
 
— Много ли в базе данных наших соотечественников? 
 
— И в прежней, и в нынешней версии БД их немного. Так, поиск по месту жительства «Азербайджан» выдает около 2000 имен, причем по национальности «азербайджанец» — около 600, «тюрок» — примерно 360. Естественно, это не отражает реальности, жертв репрессий в нашей республике было намного больше. Например, только летом 1937, во время первой массовой «кулацкой операции», НКВД была дана санкция на арест в Азербайджане 5250 человек. В январе 1938 года выделили дополнительную квоту в 3 тыс. человек. По «иранской линии» из Азербайджана выселили около 6000 человек. В октябре 1941 года выслали 23 тыс. немцев, в августе 1942 года — 3119 греков. 
 
Известно, что отдельно с санкции лично Сталина в 1937-40 годах были репрессированы по меньшей мере 1046 человек. А ведь были еще аресты других этнических групп (курдов, айсоров, поляков, латышей, болгар и др.), выселения дворян, не говоря уже о массовом раскулачивании с выселением в Казахстан и Сибирь. Так что очевидно, что многие жертвы репрессий в БД «Мемориала» пока еще не учтены… 
 
— И чем это можно объяснить? 
 
- Причин несколько, и в первую очередь — отсутствие у «Мемориала» информации из Азербайджана, где систематизацией информации по «сталинским репрессиям» никто не занимался. Хотя у нас в Азербайджане был свой «Мемориал», но он занимался исключительно поиском и сохранением немецких военных захоронений. Да и Общество жертв репрессий, хотя в Азербайджане формально и существует, но работы по составлению КП Азербайджана за все время независимости не провело. 
 
К тому же еще и не любая инициатива даст нормальный результат, если не соблюдать определенной методологии. Поясню: для того, чтобы идентифицировать человека как жертву политических репрессий, для БД необходим некоторый минимальный набор данных: фамилия, имя, отчество, год рождения (или возраст), место рождения и/или жительства, статью обвинения, вид наказания, дату реабилитации. Хотя что-то из этой информации может и отсутствовать, например, отчество или год рождения, но остальные данные позволят установить человека. 
 
А как было у нас? По справкам об исполнении расстрельных приговоров был составлен список из более чем 4200 имен жителей Азербайджана, в основном казненных в 1937-38 гг. Естественно, что в этих справках приводились только имя, возраст и дата казни. Поэтому нельзя установить даже то, по политическим или уголовным мотивам этот человек был осужден. 
 
К тому же имена в справках о расстреле давались на русском, и были переведены на азербайджанскую латиницу по правилам азербайджанской орфографии. Если сейчас их повторно переводить на кириллицу, то результат будет отличаться от исходного. Например, Алибеков превратится в Алибейова, Касумов — в Гасымова, Шамилов — в Шамилли, и т.п. 
 
Энтузиасты пытаются что-то выяснить из газетных публикаций, личных мемуаров. Но насколько оправданна такая «партизанщина»? Ведь репрессии проводились с тщательным документированием. На каждую жертву заводилось дело, ее фотографировали, действия оформляли справками, составляли поименные списки. И это все до сих пор хранится мертвым грузом в каких-то архивных фондах, по которым достаточно быстро и просто можно было бы составить поименные списки, то есть Книгу памяти. Если задуматься, то не может не возникнуть вопрос о непонятной позиции в этом вопросе государства, которое пустило это работу на самотек. 
 
— Но, может быть, информация о репрессиях как-то затрагивает личную или государственную тайну? 
 
— Едва ли, спустя почти 80-100 лет, какая-то информация подпадает под эту категорию. Это только в России могут засекречивать документы чуть ли не времен Золотой Орды под предлогом «сохранения исторической правды». У нас же в Азербайджане законодательство однозначно расставляет акценты в этом вопросе. 
 
Так, в 1996 г. был принят национальный закон о реабилитации жертв политических репрессий, определивший, кто попадает в число жертв. В 1996-2015 годах было принято несколько нормативных актов о порядке засекречивания и рассекречивания информации. Согласно закону, судебные решения должны сдаваться в Национальный Архивный Фонд через 75 лет после их создания. Что касается личных и семейных данных, то срок их рассекречивания составляет 75 лет после создания, либо спустя 30 лет после смерти или 110 лет с даты рождения. 
 
Отсюда очевидно, что весь массив судебных решений, вынесенных ранее 1942 года, и данные о всех людях, казненных или умерших в тюрьмах ранее 1987 года, личные данные лиц, родившихся до 1907 года, должны быть переданы в Нацфонд и быть доступны для журналистов и интересующихся граждан. Однако архивные фонды, касающиеся репрессий, до сих пор не открыты для общего доступа, то есть засекречены. 
 
— «Мемориал» сообщил, что «добавились материалы из Азербайджана, которых не было в предыдущих версиях». О чем именно идет речь? 
 
— Когда 10 лет назад вышел первый компакт-диск «Мемориала» со списками жертв, мы обратили внимание на отсутствие в них очень многих имен, даже тех, которые были общеизвестны. Например, лично я не нашел там своих репрессированных родственников, хотя они были членами ЦК Компартии Азербайджана. Вначале была надежда на то, что этот пробел заполнят наши историки. Тем более, что к теме «красного террора» они обращаются достаточно часто и подняли многие ранее табуированные темы. 
 
Но, к сожалению, эти работы в основном нацелены на внутреннюю аудиторию. Это тоже важно, но нельзя забывать и того, что тема «красного террора» имеет политически и географически более широкое — «общесоюзное» измерение. В связи с 80-й годовщиной «Большого террора» можно было бы ожидать повышения общественного внимания к этой теме. Но, к сожалению, даже юбилей такого знакового события, как «Шемахинское дело», не вызвал отклика ни у властей, ни у общественности. Мое предложение руководству страны в связи с благоустройством Шамахи, установить там памятник жертвам этого сфальсифицированного судебного процесса 1937 года пустили по инстанциям и в конце концов похоронили бюрократической отпиской. Поэтому ПЦА решил сделать для жертв репрессий в Азербайджане то, что нам по силам, начав с составления биографических справок по т.н. «сталинским расстрельным спискам». 
 
Это возмутительные даже с точки зрения «социалистической законности» документы, в которых И.Сталин, В.Молотов, А.Микоян и др. заранее, еще до суда определяли виновность и меру наказания подсудимых. Понятно, что после этого «суд», который занимал от силы 15 минут, был простой формальностью. По Азербайджану «Мемориал» обнаружил 10 таких списков 1937-38 гг. Кроме того, позже обнаружились еще несколько десятков имен жителей Азербайджана в списках, подготовленных к судебным процессам в Москве и Тбилиси. На сегодня, по 591 лицу, включенных в «сталинские списки», удалось собрать довольно полную информацию, которая и была послана московским коллегам, очень помогающим нам методическими советами и просветившим в ряде специфических вопросов. 
 
— Но это же незначительная часть жертв? 
 
— Согласен, но и этих имен тоже в БД «Мемориала» не было. Так что это только начало. Естественно, мы на этом не остановимся, и в начале следующего года представим в «Мемориал» очередной список. Например, лишь на букву «А» на сегодня у нас насчитывается 644 имени. Значительная часть их в БД «Мемориала» отсутствует, другую часть мы дополним новой информацией из местных источников. Предстоит скомпилировать в алфавитном порядке и проверить несколько тематических списков. 
 
Например, на сегодня есть 1046 лиц в «сталинских списках», 943 осужденных за троцкизм, 108 — за правый уклон, 625 репрессированных немцев, 560 — т.н. националистов, 448 репрессированных членов семей, 278 заключенных, осужденных лагерными тройками за «контрреволюционный саботаж», 102 священника и паломника, 85 военных, 53 грека, 24 иранца и т.д. И все эти списки практически ежедневно продолжают пополняться и частично пересекаются. Надеюсь, что с помощью государственных структур и общественности эту работу удастся успешно продолжить. 
 
 
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Телеграмма № 5: Расизм в "Бриллиантовой руке", триумф служанки Гитлера, молитва Марка Аврелия