руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
21 май
03:00
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Проза
воскресенье, май 6, 2018

Генеральский плащ

aвтор: Ayla-Murad ®
8

I часть

Зазвучал звонок. Назакет ханум поспешила открыть дверь, oна знала, кто должен был прийти к ним сегодня. Радостно встретила любимого зятя Эльбруса, мужа любимой дочки: "Ай Эльбрус, как хорошо, что ты заглянул к нам".

Проводное радио, навечно прикрепленное к стене, разрывалось тонким голосом Гадира Рустамова, выпевающего, можно сказать, свою единственную песню "Сона бюлбюлляр" (соловьи). Теща, подпевая, налила зятю чай в стакан, нарезала лимон, пододвинула поближе вазочку с конфетами и тарелку с еще горячими пирожками и продолжила: "Лала предупредила, что завтра ты летишь в Москву, и я хотела попросить тебя привезти кое-что".

Эльбрус перед командировками обычно наносил визит вежливости родителям жены, что подразумевало просьбу присматривать за его семьей. А что привезти для тещи, он и так знал: как всегда, всякие деликатесы, начиная с Финской салями и до московских конфет.

"Назакет ханум, не беспокойтесь, всю Москву куплю и привезу к вашим ногам. Лазым олса (если нужно будет), с Кремля куранты сниму для вас".

"Ай бала, какие куранты, лучше Елисеевский магазин привези для любимой тещи!" - засмеялась  Назакет ханум.

"Елисеевский гурбанды сене (считай его своим) с завмагом вместе. Меня там все хорошо знают. Мало кто из москвичей тратит столько денег, как я, когда отовариваюсь в этом магазине".

"Гурбан олум, ты в чем едешь? Вчера программа "Время" показалa погоду в Москве, ожидаются большие морозы. Это тебе не Баку, чтобы в куртке всю зиму проходить".

"Назакет ханум, здесь я все время в машине, а в Москве буду в такси. Какой холод?! Я буду бегать, как вьючный верблюд, между магазинами и гостиницей".

"Нет, родной, ты меня слушай. В Москву в легкой куртке тебе ехать не дам. У меня есть мысль," - взмахом руки она позвала за собой зятя, проследовала в кухню, где на полу была дверь в подвал и, включив свет, спустилась по лестнице вниз. Оттуда подала голос: "Давай, иди сюда!"

Эльбрус знал о сокровенном, секретном, охраняемoм месте отца жены. Тесть был человеком запасливым, все, что могло пригодиться ему по дому и вообще пригодиться, он собирал в подвале, укромные места которого были завалены всякой мелочью. Он был доволен, когда спрятанная вещь приходилась к месту в каком-то деле, но обычно не мог найти то, что нужнo было прямо сейчас, ведь в подвале всего было так много, что сам чёрт ногу сломит. Назакет ханум без ведома мужа выносила понемногу припрятанное барахло на мусорку. Отцовскую черту характера Эльбрус замечал и у своей супруги. Он возмущался, когда она что-то собирала дома в шкафах: "Вай, вай, вай, как ты похожа на своего отца-Гобсека!"

Жена в ответ выкрикивала: "А что, на соседа должна была похожа? Атамдырда, и вообще, прекрати так говорить!"

И вот, спускаясь в подвал, Эльбрус был готов увидеть нечто, что могло его удивить, но то, что предстало перед его глазами, вызвало недоумение вкупе с благоговением. Oн как будто очутился в гробнице Тутанхамона: на самом значимом месте подвала величественно стоял старый, не потускневший от времени, ярко разрисованный неземными птицами антикварный сундук с огромным амбарным замком. Как в фильмах про дворцовые интриги, заговоры, приключения и тайны антверпенского подвала в романах Дрюона, Назакет ханум встала на табуретку, аккуратно  вытащила из стены кирпич, достала из дыры ключ от замка.

"Надирин гёзунден ираг (не дай бог, узнает), - проворчав в адрес мужа, принялась открывать сундук. После небольшой заминки замок поддался. Вдвоем подняли тяжелую крышку, издававшую страшный скрип, и прислонили ее к стене. Эльбрус шарил глазами по обитому бархатом нутру сундука, как будто искал что-то ценное вроде золотых Николаевских монет, но на самом деле он не знал, что высматривает там его теща.

"Назакет ханум, что ищем?" - не выдержал он затянувшуюся паузу.

"Сейчас, имей терпение. Отойди немного в сторону, не заслоняй свет. Вот он, нашла!" - Назакет ханум вытянула из глубины сундука нечто большое, завернутое в одеяло, и попросила помочь ей поднять это наверх. Нечто былo очень тяжелым. Эльбрус, не в силах догадаться, что он несет, вышел из подвала в кухню. Назaкет ханум, заперев сундук и проделав все манипуляции с ключом в обратном порядке, последовала за ним.

 Положив сверток на стол в гостиной, Эльбрус отошел и, не мигая, наблюдал, как Назакет ханум раскрывает двумя руками каждую морщинку одеяла, шепча какие-то слова. Наконец,

развернув таинственный сверток, она с пафосом обратилась к зятю:

"Это генеральский плащ! Когда Надир служил в армии на грузинско-турецкой границе, за его отличную службу ему сам генерал Закавказского округа подарил свой плащ. Тот прошел всю войну в нем, можно сказать, его фронтовой друг!"

Эльбрус хотел отказатся от старинного боевого одеяния, но не знал, как это сделать, не обидев тещу. Перед ним лежал 50-летний коричневый кожаный плащ.

"Назакет ханум, а может, не надо? Боюсь, если раскроем его, он рассыплется. Потом Надир-муаллим меня возненавидит, ведь это реликвия, память о его генерале".

Назакет ханум молча надела плащ на вешалку, нацепила ее на дверь. Плащ выглядел, как новенький; раскрывшись во всей красе, он сверкал и зазывал к себе Эльбруса: длинный двубортный, приталенный, с ремнем, с накладными ремешками на рукавах и плечах, но самое главное, по нынешней моде - с большим воротником и широкими лацканами. В целом, современный дизайн. Распахнув его, Назакет ханум показала, как он утеплен изнутри: коротко стриженая баранья шерсть на съемной подкладке. Да, это было очень убедительно.

Эльбрус был удивлен: "А каким образом это офицерское обмундирование до сих пор так хорошо выглядит?"

"Ты Надира не знаешь? Он над своими вещами дрожит. Этот плащ он любит особенно. Каждый год смазывает всю кожу бараним жиром, чтоб не усыхала. Не видишь, как новенький? Когда он хотел носить его, мода не та была, а сейчас он худенький, утонет в ней. А тебе как раз по размеру, и мода уже обратно вернулась".

"Назакет ханум, а он не узнает, что я забрал это? Вы сами знаете, он не любит, когда дотрагиваются до его вещей".

"Ай балам, откуда он узнает? Когда приедешь из командировки, привезешь, я положу на место и все. Самое главное, верни в целости-сохранности, а то, если что - Надир разведется, Аллах элямясин.  Ну, примеряй, посмотрим, как выглядишь".

Эльбрус, сняв плащ с вешалки, начал разглядывать швы и отделку, затем надел, застегнул все пуговицы, завязал пояс и встал напротив зеркала. Плащ будто был сшит на него. Он заметил, что коричневые пуговицы, украшавшие кожаное изделие, были особенными: не из пластмассы, а эбонитовые. Двубортный плащ держал рыхлое тело Эльбруса, как в корсете. Он представил на голове серую каракулевую шапку, какую носили генералы, и выкрикнул "Крас-савец!". Он сам себе нравился. Но вот только поля воротников были очень жесткими и застыли, как линейки. Эльбрус поблагодарил тещу, завернул плащ в одеяло и попрощался.

 

"Ты смотри, как тебя теща любит, самое сокровенное отдала. Вот счастливчик ты!" - Лала, рассмотрев на муже плащ, рассмеялась.

"Да, меня не любить нельзя, я, как моя мама говорит, сладкий и мягкий, как рахат-лукум. Только откроешь коробку - через минуту нема".

"Ты смотри, рахат-лукумчик, в Москве не шали, я знаю тебя, приедешь - всю твою коробку проверю, если одной не хватит, то папа в этом плаще замурует тебя".

Эльбрус обнял жену и невольно представил, как тесть замуровывает его в подвале в антикварном сундуке с амбарным замком.  

Позвонил Рауф обговаривать, во сколько он приедет на такси забрать его в аэропорт. Эльбрус ехал в командировку не один, дел в Москве было очень много, и он попросил шефа отправить с ним его работника и друга Рауфа. Утренний рейс был удобен для командированных. После трехчасового перелета ты почти полдня свободен в Москве. Устроишься в гостиницу, пообедаешь, побегаешь по магазинам допоздна, выполняя по списку задания, а с утра уже со спокойной душой по делам. Рауф пригласил его к себе ночью часа за четыре до аэропорта, чтобы перед перелетом хорошенько хашануть. Эльбрус был приятно удивлен. Oн никогда не летал в командировку после хашевого меджлиса, эта идея показалась ему замaнчивой.

 

В два часа ночи такси высадило Эльбруса возле дома Рауфа. Войдя в квартиру, он встал в проеме двери, облаченный в генеральский плащ, и командным голосом заорал: "Встать, мать вашу! Смирно! Генерал армии пришел!"

Рауф, а за ним его жена Солмаз зашикали: "Дети спят, козел! Тихо, генерал, мать твою!"

Потом, пройдя в столовую, начали с интересом рассматривать легендарную одежду, как музейный экспонат.

Рауф высказал свое мнение: "А что, вполне приличная кожанка. Я бы никогда не понял, что этому плащу 50 лет. Но что-то чувствуется в нем, армейский дух присутствует".

Сосед Рауфа, постоянное действующее лицо всех соседских застолий, разливая зогал арагы (кизиловый самогон), взмолился: "Ну ладно, давай проходите, уже мочи нету, хаш гял-гял дейир (ждет нас)".

Солмаз подала хаш в кяса (глубоких тарелках). На столе уже ждала вся сопутствующая сервировка: любимый бакинцами хлеб "Железнодорожный", уксус с плавающим в нем толченым чесноком в маленьком графинчике с коротким узким горлышком, пучки лука-порея, кресс-салата  и прочей зелени, хёйсанский удлиненной формы лук, разнообразные соленья - огурчики, нарезанная крупными кусками красная капуста, головки чеснока, тёрн, фаршированная зеленью демьянка.

Запах хаша, кизиловoй водки и, конечно, чесночныx солений дурманил мужиков. Просто праздник живота! Зазвенели ложки, вилки, хрустальные стопки, Солмаз только успевалa приносить новые порции хаша. Все было замечательно, и когда вдруг в самом разгаре меджлиса прозвучал голос Солмаз: "Эй, перелетные птицы, давайте закругляйтесь, за вами приехалo такси!" - друзья в полной эйфории не могли понять, почему такси, они же никуда не торопятся. Солмаз напомнила, что они летят в Москву в командировку. Эльбрус с Рауфом посмотрели друг на друга расфокусированным взором и пожали плечами: "Аде, наливай, гоншу (сосед), нам и тут хорошо." А сосед Рауфа уже склонил голову к столу и крепко спал. Солмаз решила действовать: схватила за шкирку мужа, за ним Эльбруса и потащила обоих в ванную. Подержав их головы под холодной водой и приведя немного в чувство, усадила одного за другим в машину и попросила таксишка держать окна открытыми для его же блага. В аэропорту командированные на автопилоте прошли регистрацию и добрались до своих мест в самолете.

 

У окна сидела красивая с пышными формами дама. Такие женщины вo все времена притягивали взоры мужчин, особенно мужчин под градусом. Наши герои обрадовались, что три часа лета они будут глазеть на божий дар. Mолодая особа, едва взглянув на них, сразу отвернулась к окну. Но она не знала самого главного. После трехчасового употребления хаша с чесноком, соленьями и домашним самогоном Рауф с Эльбрусом дышали ядерным драконьим пламенем, который обычному, только проснувшемуся пассажиру перенести было невозможно.  Дама, закрыв нос платочком и забившись в угол в кресла, уткнулась лицом в иллюминатор, но через несколько минут начала просить стюардессу перевести ее другое место. Каждый раз, когда она получала отказ, ребята смеялись до икоты над участью соседки.

Эльбрус, сняв ботинок и и прижав его к груди, обратился к даме: "Мадам!  Хотите, я для вас разобью окно или мой друг уступит вам свое место?"

Женщина посмотрела на Эльбруса уничтожающим  взглядом и зашипела: "Атонду мадам" (твой отец мадам). Ребята захихикали. Эльбрус развел руками и, кряхтя, натянул ботинок на ногу.

Во время полета стюардессы старались как можно реже появляться возле их кресел. Но если и приходилось проходить, каждый раз вскрикивали: "Фууу, боже мой!"

Уже через полчаса весь самолет задыхался от злого запаха. Но не наши ребята, им было комфортно. Вдруг их соседка попросила у стюардессы пакет "на всякий случай". А случай не заставил долго себя ждать. Рауф поддерживал соседку, когда она извергала звуки в пакет, но через пару минут, промычав: "Я тоже хочу",  отнял пакет и продолжил ее дело. И так несколько раз. Эльбруса все это развлекало какое-то время, но постепенно его сморило, и он заснул.

Самолет с отравленной атмосферой и пассажирами, пропитанными зловонием наших героев, прилетел в столицу нашей могучей родины.

loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.