руccкий
english
REGISTER
SIGN IN
Baku:
16 Aug
23:22
All articles | Notes
Monday, June 19, 2017

Красная Жизель

14

Дочь бежала рядом, не поспевая за моим быстрым шагом. На моём боку болталась сумка с моими рисовальными пренадлежностями, в моей голове болталось сожаление... Мы опоздывали... 

18-е июня, Father's Day. Я проснулся полтора часа тому назад, получил замечательные подарки от младшей дочери, и билеты на "Жизель" от жены... Завтра у меня интервью, а мне на балеты... Долго собирался, долго не мог найти ремень от брюк, потом, выехав, не мог найти билеты на балет... Возвращался, ругался, извинялся... и теперь опаздывал...

Мы пробежали мост, оставили с правой стороны замечтаельный South Coast Repertory и... вздохнули с облегчением -  медленной лентой текли к подножью Segestrom Hall пенсионные поклонники искусства. Русская речь заглушала английскую, сверкали фамильные драгоценности, балоны с кислородом и ходунки.

- Иосинка, здравствуй! А Танечка где?
- Не придёт...
- Что? - переспрашивает дама, методично переставляя хромированные ходунки перед собой.
- Не придёт, говорю, - почти кричит лысый дядечка в клетчатой рубашке
- Что-о-о?

Охранник замученным взглядом проверяет содержание моей сумки и пропускает нас внутрь... Мы поднимаемся на второй этаж. У нас замечательные места. Над залом витает русский дух - тяжелый запах всех любимых цветочных духов русскоязычной эмиграции.

"Жизель" я когда-то смотрел в Баку, содержание помнил с трудом. Моя шестилетняя дочь не знает его совсем. Открываю программу и понимаю, что это "Жизель", да не та... это "Красная Жизель" Эйфмана.

Рядом с нами две старушки пристают к моей дочери с вопросом занимается ли она балетом... Говорим "нет"...

Последний звонок...

 Адана не слышно... Звучит Чайковский... в старые раны заглядыет Шнитке... Жизель (Мария Абашева) трепещет в руках Коммиссара (Серей Волобуев)... Во мне трепещет мысль - вот оно искусство... Рядом восхищенная шестилетняя дочь - она неотрываясь следит за сценой... Всё понятно - разложено, как в окнах РОСТа... Позади кто-то, как на службе в церкве с чернокожей паствой, выдыхает "Ех", "Ох" в конце сцен - только не кричит "Алилуя"... Жизель уходит, покидая Россию и сцену. Заканчивается первый акт.

Я впечатлён... Думаю о двух мировых войных, революции, репрессиях, четырёх волнах эмиграции... о думаю о том, что значит быть русским человеком...

Заканчивается антракт. Старушки снова пристают к дочери с вопросом о её занятиях балетом...  Звонок..

Второй акт движется медленнее... Жизнь и смерть остались в первом  - здесь только любовь и страдание... Она любит его, он - любит другого... В видениях возращаются Коммисар и Учитель, Жизель Адана сливается с Жизелью Эйфмана... Здесь Эйфман потерял мою шестилетнюю дочь... Я суфлёрствую, стараясь сделать искусственное дыхание высокому искусству... На сцене расскаявшийся, вероятно бисексуальный, Партнёр Жизели старается вернуть её к жизни... Но...

Финал... по сцене блуждают зеркала - среди них блуждает Партнёр... Жизель ускользает вместе с зеркалами... Она остаётся одна... и оставшись одна, расстворяется в зеркале, забрав что-то моё с собой...

Сейчас я сижу дома... Пишу и слушаю Шнитке.... Завтра у меня интервью... Но это будет завтра. Сегодня у меня была Жизель...

 

 

 

Red Giselle
Jun 18, 2016
loading загрузка
LEGAL DISCLAIMER: BakuPages.com is not responsible for content of this page. BakuPages.com can make no representation concerning the content of these sites, nor does their listing serve as an endorsement by BakuPages.com.
Other products and companies referred to herein are trademarks or registered trademarks of their respective companies or mark holders