руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
21 июнь
02:23
Общий
Песня Бессмертный Полк
© bure10
Все записи | Статьи
четверг, сентябрь 5, 2013

Абшеронская романтика поселка Амирджан

aвтор: Elegy ®
2
У каждого человека, наверное, есть такие места, куда его неустанно тянет, где он чувствует себя лучше всего, где отдыхает душой. Для меня таким местом является поселок Амирджан. 

Этот поселок расположен в Сураханском районе Баку. Сегодня я хотел бы вам рассказать об этом древнем абшеронском поселке, его истории, его людях и архитектуре. Поверьте, там есть, о чем рассказать.
 
Дорога от центра столица до Амирджана не близкая, но я был уверен, что меня ждет увлекательное путешествие. Не знаю, почему, но меня почему-то всегда тянет сюда. Может, потому, что здесь мои корни, может, еще и потому, что здесь жил и творил великий азербайджанский художник Саттар Бахлулзаде, работы которого меня всегда восхищали. 

Здесь какая-то особая аура. Кажется, что жизнь застыла, и ты оказался в каком-то магическом измерении, где царит тишина и умиротворение, где никому ни до кого нет дела… Нет, не поймите меня неправильно - здесь люди очень отзывчивые и гостеприимные – я в этом лишний раз убедился в свое последнее посещение.
 
Я бываю здесь часто, но это мое путешествие отличилось от предыдущих, потому что в этот раз я должен был не просто погрузиться в это спокойствие, но и рассказать об Амирджане нашим читателям. На этот раз я дал себе слово: никуда не торопиться, наслаждаться каждым мигом и исследовать достопримечательности этого края, коих, как выяснилось, здесь немало, о чем я расскажу подробнее ниже.

Амирджан меня встретил, как всегда, приветливо и ласково: столетние сосны и ветер, прогуливающийся по их вершинам – словом, абшеронская романтика

…Амирджан меня встретил, как всегда, приветливо и ласково: столетние сосны и ветер, прогуливающийся по их вершинам – словом, абшеронская романтика. Нет суеты шумных, вечно несущихся куда-то автомобилей, торопливо бегущих по своим делам прохожих. Здесь жизнь течет равномерно и спокойно.
 
Первое, что я хотел увидеть - это мечеть, построенная нефтепромышленником и меценатом Муртузой Мухтаровым. Мой путь к мечети проходил по узкой, идущей по наклонной вниз дороге.
 
Идти пришлось недолго. И через несколько минут передо мной возникло величественное строение – мечеть с двумя высокими минаретами. Во дворе мечети, ожидая очередного призыва к молитве, сидели аксакалы, побеседовать с которыми мне еще предстояло. Я поздоровался с ними и стал осматривать двор.
 
В самом центре двора располагается гробница Муртузы Мухтарова. Чуть поодаль разместился небольшой округлой формы бассейн.
 
Мечеть была построена на деньги Мухтарова. Как мне рассказал местный ахунд, гаджи Рагим, эта мечеть функционировала по назначению даже в советское время, когда другие культовые сооружения использовались как склады и загоны для скота.
 
Изнутри мечеть меня изумила не меньше, чем снаружи. Представьте себе: высокий, молочного цвета потолок, тысячи и тысячи мелких элементов, сплоченные в один пространственный, общий рисунок, который вливается в общую массу цветов, лепестков и тонких линий.

Вокруг тишина, которую прорезает рокот моторов автомобилей. Шумит на ветру листва деревьев, откуда-то доносится детский смех. А в одном из дворов готовятся к свадьбе

Я попросил разрешения подняться на минарет. Мне разрешили, и я стал подниматься по узкой лестнице. Отсюда, с вершины, весь Амирджан как на ладони. Рядом нет ни одного строения выше. Поселок раскинулся передо мной во всю ширь. Вокруг тишина, которую прорезает рокот моторов автомобилей. Шумит на ветру листва деревьев, откуда-то доносится детский смех. А в одном из дворов готовятся к свадьбе: разбили палатки, музыканты настраивают свои инструменты, повар уже успел разжечь мангал, и аромат готовящихся яств доносится и до меня.
 
Недалеко виден купол другой мечети – Буньатдылар. Эта мечеть построена в начале прошлого века семьей Буньат-заде, отсюда и название. В настоящее время там идет реставрация…
 
Когда я спустился с минарета, на улице меня уже поджидал аксакал, учитель математики местной школы №114 Чингиз Джабироглу, который и стал моим гидом на весь оставшийся день. Чингиз муаллим хоть и математик, но хорошо знает историю родного края и любит о ней рассказать.

Когда-то здесь было 9 мечетей, более 50 бань, более 200 колодцев. Ну чем не город?

Он начал с того, что Амирджан не всегда назывался Амирджаном. Прежнее название поселка - Хиля, происходит от названия тюркского племени "халадж" ("расчесывающий шерсть"). По другим источникам данное название происходит от слова "хюля", что значит ожерелье. Также в источниках встречается название Амирхюлля. "Когда-то здесь было 9 мечетей, более 50 бань, более 200 колодцев. Ну чем не город? А археологи при раскопках нашли тут останки людей, проживавших на этой территории около 5000 лет назад", - гордо рассказывал мой гид, пока мы неспешно шли по тихим переулкам.
 
Здесь действительно много мечетей. Вот мечеть Низамеддин XIV века, построенная ученым Амир Низамеддин Амирхаджем сыном Фахраддина, о чем свидетельствует одна из надписей в самой мечети.
Это длинное здание, занимающее половину улицы. А через дорогу расположена другая достопримечательность Амирджана - дом великого азербайджанского ученого-просветителя, писателя Аббасгулу ага Бакиханова. По словам Чингиз муаллима, в этом доме Бакиханов жил, дом же, в котором он родился, к сожалению, не сохранился.
 
Неподалеку на улице нам повстречались настоящие гушбазы. Мужчина средних лет, видимо, учил более молодого тонкостям мастерства общения с голубями. Набрав горсть пшеницы, он неожидан бросил содержимое в воздух. И тут же, откуда ни возьмись, к нему ринулись голуби.
 
Говоря о жителях поселка, должен сказать, что амирджанцы очень гостеприимны и дружелюбны. Увидев меня с фотоаппаратом, чуть ли не каждый старался мне помочь: то путь показать (чуть ли не ведя за руку), то подвезти. Когда мы с Чингиз муаллимом прогуливались по поселку, прошли мимо одного из домов, у ворот которого сидели на скамье пожилой и молодой мужчины. Видимо, отец и сын. Старший, увидев, что я явно не местный, да еще с фотоаппаратом, поднялся и крепко пожал нам руки, сказав много добрых слов. Даже пригласил зайти к ним в гости и заверил на прощание, что двери его дома всегда будут открыты для меня. Признаться, это было очень трогательно.

За нами незаметно собралась и бесшумно двигалась дружная компания детишек разного возраста. Впереди шла маленькая девочка с "разбойничьими" косичками и огромным яблоком в руке

Пока я и мой гид шли и увлеченно рассматривали достопримечательности поселка, за нами незаметно собралась и бесшумно двигалась дружная компания детишек разного возраста. Впереди шла маленькая девочка с "разбойничьими" косичками и огромным яблоком в руке. То и дело из открытых калиток выглядывали малыши, здоровались с Чингиз муаллимом и улыбались мне. Наверное, их удивляло, почему я так много фотографирую то, что им до боли знакомо. Что такого я нашел в этих старых строениях?
 
Погода была жаркая. Спастись от жары помогали огромные ветви фруктовых деревьев, образуя большое пространство тени и прохлады. Из-за заборов выглядывали "крыши" садов. Ласкались в лучах солнца рубиновые гранаты. Они поспеют к октябрю, но уже сейчас видно, что урожай будет хорошим. Хотя на многих фруктовых деревьях уже не осталось плодов, зато глаз радовали огромные виноградные гроздья разных сортов. Тяжело свисая, они одним своим видом притягивали, так и хотелось попробовать. Словно услышав мои мысли, навстречу нам вышла женщина и протянула нам с Чингиз муаллимом гроздья винограда сорта кишмиш, того, что без косточек. Но в этот раз я был не при чем – просто ее внук учится у Чингиз муаллима…
 
Мы шли по улице вдоль грубо отштукатуренной стены. Было видно, что строение очень старое, а от камней, из которых была сложена стена, вообще веяло древностью. Я остановился и присмотрелся. Да, не показалось – на некоторых камнях действительно виднелась арабская вязь.
 
Впереди нас ждал дом Муртузы Мухтарова. Это двухэтажное здание, высоко, над балконом, под самой крышей привычная для тех лет надпись на арабском. Интересно, ято уже после установления советской власти рядом, слева от арабской вязи, был помещен другой символ – серп и молот. Все это сохранилось по сей день. На одном здании – две эпохи.

Интересно, что уже после установления советской власти рядом, слева от арабской вязи был помещен другой символ – серп и молот. Все это сохранилось по сей день. На одном здании – две эпохи

О чем еще я должен обязательно рассказать – это о знаменитом амирджанце Саттаре Бахлулзаде.
 
Я стою у его дома, перед мемориальной доской. На мраморе – он, высокого роста, с длинными перстами (именно перстами: он ведь художник!). Вьющиеся волосы мягко уложены на плечи. Он смотрит куда-то в даль. Его взгляд спокоен, он невозмутим…
 
Ничем неприметный дом затерялся среди типичных строений Амирджана. На углу дома, как мне рассказали, само по себе выросло инжирное деревце. Тонкий ствол обнимает стену и ползет вверх. Нет ни подпорки, ни ограждения, но деревце не перестает бороться. Как же сильна любовь к жизни!
 
"А ведь я помню Саттара, - сказал задумчиво учитель математики, аксакал Чингиз муаллим. – Он был очень щедрым, очень скромным".
 
По словам моего провожатого, Саттара Бахлулхаде всегда видели в поселке одетым незатейливо, немного неаккуратно, мешковато. Просто ему, как великому мастеру, не было дела до таких мелких бытовых проблем, как выходная одежда.
 
Чингиз муаллим до сих пор не может забыть, как однажды ехал в одном вагоне электрички с "самим Саттаром". Его картины уже выставлялись и в Союзе, и за границей. Но Саттар не переменил образа жизни. На нем был его мешковатый, потертый пиджак, широкие брюки. Такой имидж мало кто мог себе позволить в то время. А Саттару не было до этого дела, он сидел с сигаретой в руках у окна, не отводя взгляда от пейзажа. Тут к художнику подошел милиционер и потребовал предъявить документы.
 
"Неслыханное дело! - разгорячился Чингиз муаллим. - Как же можно! Просит у него документы! Он что, шпион?! Сдержав свой гнев, я подошел к милиционеру и сказал: "Товарищ милиционер, это наш односельчанин, великий человек, художник, Саттар муаллим. Его картины выставлялись в Чехословакии и в других странах. Как можно у него требовать документы?!"

"Товарищ милиционер, это наш односельчанин, великий человек, художник, Саттар муаллим. Его картины выставлялись в Чехословакии и в других странах. Как можно у него требовать документы?!""

Здесь мой гид умолк. А я сгорал от нетерпения. "И что, что было дальше?" Ничего - Саттар показал документы, милиционер извинился и пошел дальше. А художник продолжал невозмутимо и задумчиво глядеть в окно, будто ничего не случилось.
 
Я вспомнил барельеф на мемориальной доске, услышав эту историю. Невозмутимое лицо и взгляд, устремленный в даль…
 
День подходил к концу, и мне пора было возвращаться. Солнце уже не так палило, а тихо клонилось к горизонту.
 
Всю дорогу до дома я перебирал кадры, нащелканные моим фотоаппаратом.
 
До свидания, Амирджан, скоро увидимся!
 
Нажмите на фотографии для увеличения:

 


 
Фото: Day.Az
Читать полностью: http://news.day.az/society/426157.html

loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Обозрения
Киновинегрет
© Eugene