руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
18 июнь
23:23
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Статьи
четверг, декабрь 28, 2017

Спасение гипертоника есть дело рук гипертоника

aвтор: Arizonchik ®
6
Восемь лет тому назад в День Благодарения я съел шашлык из индюшатины, который был сильно пересоленным. В 6 часов утра у меня из носа пошла кровь. Всё это было очень удивительным, поскольку ничего подобного со мной в жизни не случалось. Чувствовал я себя совершенно нормально, но кровь шла и шла, не переставая до вечера, когда мы отправились в скорую помощь. Там выяснилось, что давление у меня 234/137. Всю жизнь было 120/80, а тут такая невообразимость. Стало ясно, что, если бы не кровотечение, то я тому времени уже давно бы остыл с инфарктом или инсультом.
 
К моменту описываемых событий я давненько не бывал у врача. Всего пару раз за последние 30 лет. Очередь к хорошему терапевту М. была месяца на три, но по протекции и в связи экстроординарностью моего случая он меня принял быстро. Пол года М. потратил на совершенствование набора лекарств, которыми меня пичкал: беникар, байстолик, фелодипин, тектурна... В итоге он  остановился на сочетании трёх медикаментов. Давление моё скакало, не оправдывая надежд врача. Где-то когда-то я читал, что, если с целью понижения давления медикаментозные средства не работают, то от их сочетания толка не будет. Но я к тому времени ещё не настолько обнаглел, чтобы сомневаться в авторитете врача и начать поглядывать на себя с высоты своего интеллекта. Но это меня всё же слегка насторожило...

Ниже я опишу подробности своих исканий и находок исключительно для того, чтобы своим примером вдохновить потенциальных жертв врачебной импотенции, обернутой в важность и непререкаемость, как это диктует деонтология - наука обращения с пациентами, и продемонстрировать то обстоятельство, что каждый способен что-то сделать для себя экстраординарное. Главным итогом описываемой мною трансформации моего взгляда на вещи явилось понимание того, что нужно доверять с обязательным привлечением проверок, что при общении с врачами, даже владельцами собственных клиник, каким был М., здоровый скепсис просто необходим. Ведь я к тому времени был достаточно грамотен с точки зрения биохимии, но не мобилизовывал свои знания, целиком и полностью полагаясь на квалификацию лечащего врача.
 
Дело в том, что давление у меня немного понижалось, но я не мог дать голову на отсечение, что понизилось оно от лекарств. Периодически оно подскакивало до 170-200 и это было тревожно и неприятно. К тому времени я с высокой точностью мог назвать  значение систолического артериального давления без использования прибора. Врач знал, что давление моё не угомонилось и вероятно втайне понимал, что все три лекарства мне радикально не помогут. Он твёрдо знал из учебников и из опыта, что гипертония практически не излечивается, и говорил мне, что таблетки теперь придётся пить всю жизнь.
 
В целях поиска причины скачущего давления и для того, чтобы я не сомневался в наличии его профессиональной активности, М. периодически отсылал меня на самые разнообразные анализы, но никакие видимые причины повышения кровяного давления не обнаруживались. Неизменно кровь анализировалась почему-то на PSA (специфический антиген простаты), о чём я расскажу отдельно в разделе 5.16. Все анализы показывали оглушительную норму или небольшое отклонение от нормы. Периодически у меня слегка повышался "уровень холестерина" (мне стыдно даже повторять это безграмотное сочетание слов) и М. за неимением другого вцеплялся в этот мой "холестерин" и требовал, чтобы я принимал статины. Я сразу же ознакомился с тем, что из себя представляют эти статины, на что именно они нацелены, и меня сразу же начали мучить опасения, что я куда-то не туда попал. От гомерического биохимического бреда под названием "статины" я категорически отказался, и врач в каждый из моих визитов обязательно доставал медицинский калькулятор и обращался ко мне с упрёком в голосе: "Вы меня просто подводите, мистер Андреев, у вас 35% вероятности получить инфаркт или инсульт по вашим холестериновым показателям!" Но к тому времени я уже стал сильно сомневаться в том, что имеет смысл на кого-то рассчитывать кроме себя. И я стал экспериментировать на себе.
 
Прежде всего я установил, что из всех лекарств более или менее на короткое время помогает фелодипин, но от него почему-то начинался сильный зуд в ногах. Затем я выяснил, что давление повышается через час-два после приёма подсоленой пищи. Я сообщил об этом М. Мне сделали анализ, который показал резко пониженный уровень натрия в крови. Получалось в точности, как в поговорке "голос у него был тихий, но противный": гипонатриемия - вещь нехорошая, связанная с широким спектром возможных патологий, в частности в снижении всасывания в кровь аминокислот через стенки кишечника, а приём соли вызывал у меня резкое повышение давления. Следующим моим открытием оказался типичный с точки зрения современной медицины бред: выяснилось, что жуткие скачки давления у меня возникали, когда я съедал варёную свёклу, политую уксусом. Я заподозрил, что дело в нитратах. От органической свёклы такого сильного подъёма давления не было.
 
Вдохновлённый положительными результатами экспериментов на себе, которые мною многократно проверялись и подтверждались, я решил самостоятельно поставить себе диагноз. Но оказалось, что подобный синдром в науке неизвестен. Оказалось, что нитраты вовлечены в такое огромное количество метаболитических процессов, что самостоятельно объяснение этого своего открытия я не осилю. Кроме того, я почувствовал, что у меня начинает активно портиться память, которая у меня всегда была не просто хорошей, а очень хорошей. Ухудшение памяти происходило по нескольких параметрам, но прежде всего ухудшалась короткоживущая память.

Я записался на приём к М. и, светясь законной гордостью за свои способности экспериментатора, всё подробно ему поведал. М. меня выслушал с мрачноватым выражением лица, протестировал меня каким-то детским тестом и сказал, что болезни Альхаймера у меня нет, а на "мои нитраты" практически никак не среагировал. Вообще этот опытный врач был весьма самоуверенным. У него всё было разложено по полочкам, а полочки с влиянием нитратов на повышение давления ему ещё не установили, поэтому моё сообщение о нитратах пролетело мимо его ушей. Наблюдая, как сообщение о нитратах пролетает мимо ушей врача, я окончательно понял, что спасение гипертоников есть дело рук самих гипертоников, и с того момента, как это до меня дошло, ни разу не усомнился в этой истине. Я попросил М., поскольку влияние нитратов - это скорее область эндокринологии, направить меня к эндокринологу. Он сразу же согласился, чтобы не морочить себе голову моими нитратами. Кроме того, было совершенно ясно, что я ему надоел жонглированием биохимической терминологией, что выглядело серьёзным укором его неспособности что-то сделать с моим скачущим давлением.     

Эндокринолог И., владелец клиники, оказался очень приятным вежливым, улыбчивым  человеком, готовым выслушивать любую белиберду, которую несёт пациент. В интернете о нём было полно восторженных отзывов. После первых визитов он выразил очень осторожно мысль о том, что в общем и целом я удивительно здоров для моих лет. Тогда я ему рассказал про то, что от неорганической свёклы я выпадаю в осадок, рассказал про нитраты и предложил ему описать мой синдром, назвав "синдромом Андреева". Он долго хохотал, после чего высказал мнение, что это возрастание давление связано лишь с психотической реакцией, осторожно намекнув на мою возможную мнительность. Тогда я, будучи своим человеком в физико-химии, а также в биохимии и физиологии микроорганизмов, в популярной форме рассказал ему, какой сигнал должен быть на уровне психопатической реакции и на следующий приём принёс ему подробную динамику изменения кровяного давления после приёма чего уже не помню, напоминавшую по форме распределение Пуассона и возращавшуюся в норму в течение суток. И. понял, что заблуждался и приобщил мой график к своим документам.
 
У меня ухудшалась память, давление скакало, был я слаб и неухожен изнутри. Мы с И. стали думать, как мне жить дальше. Я сказал ему, что у моего отца и у моей сестры было не в порядке со щитовидкой, а также то, что мама моя болела сахарным диабетом. После анализов выяснилось, что с этими делами всё у меня в порядке. Тогда я, чтобы продемонстрировать свою грамотность, спросил И.: может всё это от паращитовидных желез? И. в задумчивости пожевал губами и послал меня делать анализы, из которых стало известно, что концентрация витамина D в моей крови низка. В процессе некоторых анализов метаболиты витаминов D2  и D3  не разделяются и анализируются вместе под общим названием "общий сывороточный D". В соответствии с нормами Института Медицины США (U.S. IOM) результаты анализа уровня общего сывороточного витамина D оцениваются (в нг/мл крови) следующим образом: 4.8 - ярко выраженный дефицит, 4.8-12 - дефицит, 12-20 - недостаточность, >20 - адекватный уровень, 40-100 - оптимальный уровень. Насколько я помню у меня концентрация витамина D была слегка меньше 20 нг/мл. То есть - не дефицит, а всего лишь недостаточность.

Вот так мы с И. совершенно случайно вышли на единственное заметное отклонение от нормы в моём нестареющем организме. По И. было видно, что он действительно обрадовался тому, что у меня обнаружена хотя бы какая-то патология в анализах. Было видно, что я ему довольно сильно надоел, своими проблемами, которые никак не хотели отражаться на уровне современных методов анализа.  Взятая международным медицинским сообществом с потолка норма потребления витамина D3 для взрослого человека в день равнялась в те времена 400 международных единиц (I.U.). В 2010 году Институт Медицины Австралии опубликовал нормы потребления витамина D: 600 IU/день, а верхний предел – 4000 IU/день. Известно, что в 100 г печени трески содержится 15 тысяч IU витамина D, в 100 г печени палтуса - аж 100 тысяч IU. Насколько я знаю, неизвестно, чтобы кто-то погибал от поедания рыбьей печени. И. выписал мне приём витамина D3 в количестве 50.000 I.U. раз в неделю, т.е. около 18 условных дневных доз. Приблизительно такую же историю с витамином D описала девушка из Израиля (http://dorinem.livejournal.com/68694.html).Только у неё в отличие от меня дефицит витамина приводил к необыкновенной слабости и желанию спать 14 часов. Она много раз проходила всевозможные анализа и ничего у неё не могли обнаружить, она даже подумывала записаться в космонавты, но при этом еле передвигала ноги.

В своём блоге девушка пишет, что после обнаружения у неё дефицита витамина D, она приняла 10 капель раствора D3 при "норме" 1-2 капли и  поехала на работу. По дороге её стало тошнить, кружилась голова, через час у неё поднялась температура, она совсем перестала соображать и чувствовала себя как во время гриппозного кризиса. Вернувшись домой пораньше, она завалилась спать. На следующий день она второй раз приняла 10 капель витамина D... И вдруг поняла, что впервые за долгое время прекрасно себя чувствует. В теле наблюдалась лёгкость, настроение было повышенное и вообще всё было очень непривычным. По дороге к автобусной остановке она вдруг поняла, что с удовольствием смотрит по сторонам, вместо того, чтобы следить за тем, как переставлять ноги. В отдельном разделе я приведу информацию об экстраординарной важности витамина D, о том, что он оказывает влияние на более чем 200 генов, включая те, которые связаны с развитием раковых заболеваний (http://www.bbc.com/russian/science/2010/08/100824_vitamin_d_genes.shtml) и аутоиммунных болезней, таких как рассеянный склероз.


Давным давно было установлено, что холекальциферол (витамин D3) - основной активный компонент группы веществ, объединённых под названием витамина D - образуется в коже под воздействием ультрафиолетовых лучей солнечного света. Именно под воздействием подспудного желания всё упростить до предела, положение о том, что для нормального уровня витамина D в организме человека ему просто нужно не забывать бывать на солнце, превратилась в аксиому, которая поставила жирную точку на размышлениях медицинского сообщества по поводу витамина D. Тут стало всё ясно, книжку на этой странице захлопнули и долгое время не открывали. Подобные упрощения я называю массовыми медицинскими психозами, то есть желанием видеть не то, что есть, а то, что хочется видеть. Процитирую фрагмент из раздела этой книги 2.2.2.4.:

Вовлечение витаминов группы D в обменные процессы в организме человека оказалось настолько многоплановым, что придумать дополнительные механизмы синтеза этой группы витаминов, независимые от ультрафиолетового облучения, эволюции оказались не по плечу или, точнее сказать, не с руки. Когда под влиянием цивилизационных изменений люди стали жить заметно дольше, то «придуманный» эволюцией механизм биосинтеза витамина D под влиянием солнечного облучения стал недостаточным для обеспечения многочисленных функций витамина D - от регуляции катионного обмена до поддержания иммунитета. Именно этим обстоятельством и объясняется тот факт, что в пожилом возрасте способность кожи синтезировать холекальциферол снижается и к 60–65 годам практически прекращается. Ведь биосинтез возник для удовлетворения потребностей наших коротко живущих предков. По этой причине в таких небедных на солнечное освещение странах, какими являются Иран, Индия, Пакистан, Китай, число людей, страдающих дефицитом витамина D3 достигает 80%, в странах, расположенных выше 37–й параллели дефицит этого витамина очень высок, считается, что в России дефицит этого витамина наблюдается у 92–95% населения.
 
В Аризоне, где я живу, в средней и южной её части 2-2.5 месяца зимы похожи на позднюю весну в Москве. В остальное время солнце жарит как сумасшедшее. Даже кактусы и те не выдерживают. В городе, где я живу, конец весны, всё лето и часть осени температура 30-40 по Цельсию, и это - норма. Так вот: согласно неполной статистике свыше 30% населения Аризоны дефицитны по уровню витамина D. Оказывается, что после 40-50 лет выработка витамина D под влиянием УФ-облучения прогрессивно падает. А в 70 лет можно валяться под солнцем целыми днями без всякой пользы для биосинтеза витамина D в организме. Кроме возрастного, климатического, диетологического и прочих факторов на содержание витамина D3 в крови сильно влияет генетический фактор. Узнав о низком содержании витамина D3, я посоветовал своей родной систре, живущей в Израиле, сделать анализ. Оказалось, что у неё витамина D3 столько же, сколько и у меня. Вообще должен сказать, что вышеприведённая градация по содержанию витамина D3 весьма и весьма относительна. Для одних "недостаточное" содержание может быть вполне нормальным, в то время как для других "адекватное" содержание может быть недостаточным. В последние годы витамин D вообще находится в поле пристального внимания медицинской науки. Установлена роль этого витамина в этиогенезе раковых заболеваний, выдвинута теория о том, что недостаток витамина D ведёт к старческой деменции и т.д. и т.п. (не буду здесь на этом подробно останавливаться).

Честно говоря, я не помню, какова была моя реакция на приём лошадиной дозы витамина D3, но хорошо помню, что меньше, чем через месяц я принёс И. список из 11 бед в виде мелких неприятностей, которые появились у меня в последние пару лет и исчезли после начала потребления витамина D в огромных дозах. И врач, и пациент в этот момент истины оба светились светлой радостью. Понятно, что я светился больше, чем И., поскольку в отличие от него не подозревал, что медицинской науке неизвестен способ лечения гипертонии таким копеечной стоимости средством, каким является витамин D3. Таким образом, не прошло и года, как торжество разума стало заметно невооруженным глазом. Это я к тому, что со всеми моими проблемами спокойно можно было покончить не через год, а через несколько дней. Ну, да ладно, кто старое помянет, тому хуже станет.
 
Прошло несколько месяцев. Будучи хорошо провитаминенным, я сильно помолодел и поздоровел. На органические продукты я уже плевать хотел, соль в умеренных количествах стал потреблять, ухудшение памяти плавно превратилось в заметное улучшение памяти. Давление у меня лишь иногда слегка подпрыгивало в пределах нормы для моих лет, но в основном по утрам у меня было от 115/70 до 130/80. Я очень люблю солёную брынзу, корейский кимчи, маринованные огурцы. После витамина D3 я смог наслаждаться любимой едой, правда, сильно не перебарщивая. Все таблетки от давления я пить прекратил ещё до И. Периодически принимал только по 0.4-0.5г аспирина в сутки, что полезно всем без исключения людям. На очередном приёме у М. я рассказал ему об успехах в области витаминизации. Он с деланной радостью сказал, что будет принимать во внимание мой кейс в своей практике. На очередном приёме у И. я поинтересовался на тему того, нужно ли продолжать принимать лошадиные дозы витамина в то время, когда мне здоровье некуда девать. Он сначала сказал, чтобы я продолжал пить пилюли в прежнем объеме, а потом, подумав, сказал, что можно 50 тысяч I.U. принимать не раз в неделю, а раз в две недели.  

Однако в дальнейшем произошли события, которые заставили меня поклясться страшной клятвой никогда больше в моей жизни не иметь дело с терапевтами. Всё шло, как нельзя лучше. Но вдруг спустя пол года я попадаю в скорую помощь с невыносимо сильными болями в области живота, где выясняется, что у меня желчнокаменная болезнь, холелитиаз. Явной причиной образования камней были прописанные мне И. идиотские дозы витамина D3 в отсутствие кальция и магния. Я не стану объяснять, почему я так думаю. У меня на этот счёт есть свои идеи. Как я избавился от камней, я напишу в следующем разделе книги.

У читателя может возникнут ложное впечатление о том, что я очень здорово разбираюсь в медицине. На самом деле я просто владею технологией медицинского самообслуживания, которую начал интенсивно осваивать после пересоленной индюшатины и после знакомства со специалистами в области передовой американской терапевтической науки и практики. Правда, я очень серьёзно занимался биохимией и физиологией бактерий, имею в этих областях науки десятки публикаций, хотя они конечно очень далеки от вопросов, которые меня реально интересовали в плане поддержания в норме моего здоровья. Но с того времени квалификация моя в области медицины неуклонно возрастала, за что, конечно, я в немалой степени обязан С. Брину с подельниками.

Последние 7 лет у меня давление держится на юношеском уровне. Я принимаю раз в 1-3 дня витамин D3 в количестве 4000-6000 IU в сочетании с витамином А (8000 IU), цитратом магния 500 мг и одной капсулой "Mega Multi Minerai" производства фирмы "Solaray", содержащей 1 г карбоната кальция, наилучшим образом всасывающегося из кишечника, плюс кальций в виде хелата аминокислот и 0.5 г магния в виде смеси окиси и хелата аминокислот. Витамин A нужен потому, что  D и А антагонисты. Гипертония у меня кончилась раз и, надеюсь, навсегда.
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.