руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
19 февр.
20:06
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Информация
пятница, декабрь 17, 2010

Расстрел Веры

aвтор: usta ®
1

 

 

 

Вера Михайловна Ермолаева (02.11.1893)-(26.09.1937) — живописец, график, активный деятель русского авангарда, художник-иллюстратор. Принадлежала к группе художников, которые под руководством Владимира Лебедева закладывали основы оформления новой детской книги.
Вера Ермолаева родилась в селе Ключи Петровского уезда Саратовской губернии.Она училась в Европе, cначала в народной светской школе в Париже, затем в гимназии в Лозанне. Жизнь и учёба за границей были обусловлены не только модой, но и болезнью: в детстве Вера Михайловна упала с лошади,из-за этого несчастного случая у девочки были парализованы ноги. Родители лечили её у европейских докторов.Сила характера, цельность и нежелание считаться с нудными правилами и предписаниями определили всю жизнь и судьбу художницы.
В 1904 году Ермолаевы вернулись в Россию, а через год перебрались в Петербург. Отец продал имение, организовал кооперативное общество «Трудовой союз» и начал издавать либеральный журнал «Жизнь»
Имя Веры Ермолаевой известно сегодня в основном как ученицы и сподвижницы К. Малевича, однако Вера Михайловна — яркая самостоятельная личность.
Под влиянием Малевича она увлеклась беспредметным искусством. В конце 1920-х – начале 1930-х годов в творчестве художницы появились пейзажи, натюрморты и тематические cерии: «Деревня», «Спортсмены», «Мальчики».
На протяжении всей своей жизни В.М. Ермолаева обращалась к искусству книжной иллюстрации. Сотрудничала с Детгизом, выполнила много иллюстраций для журналов «Чиж» и «Еж», пишет Лучшие ее детские книги были созданы в творческом содружестве с поэтами-обэриутами А.И.Введенским (Рыбаки, 1929) и Д.Хармсом (Иван Иваныч Самовар, 1930). В 1934 создала цикл цветных литографий к Рейнеке-Лису В.Гёте (Русский музей), иносказательно отразивших тогдашние политические реалии (волки в буденновках, которые тащат зверей к судье-«Медведю» – фамилия тогдашнего начальника ленинградского НКВД).
Азартно экспериментировала, отважно решала самые сложные пластические темы, работала с пространством очень по-разному. И всегда убедительно.Рожденная дворянкой, Вера Ермолаева уже с 19 лет стала учиться в популярной среди левых художников петербургской студии М. Бернштейна. В 1910-е годы училась в Мекке мирового модернизма,Париже. Восхищалась Сезанном, Пикассо, Браком, Дереном. Футуристический арт-эпатаж был главной «фишкой» созданного в 1914 году петербургского кружка «Бескровное убийство».
«Рейнеке-лис».Книжная иллюстрация- особая страница творчества художницы. Уже в 1918 году Ермолаева работала в знаменитой кузнице изданий русского авангарда - книгопечатной артели «Сегодня».. Она была мощным дизайнером, оформлял гигантские выставочные павильоны СССР в Париже и Нью-Йорке, обложки для книг, придумывал узоры для обоев и для супрематического фарфора, который ныне ценится на вес золота
прирожденный живописец, талантливый иллюстратор детских книг
.Веры Ермолаевой , хоть и жила она в XX веке, судьба гораздо более драматична. На ее имени и творчестве десятилетиями лежало табу НКВД, так как в 1938 году в возрасте 45 лет художницу расстрелялиВера Ермолаева получила пять лет лагерей, была направлена под Караганду. По истечении срока получила еще пять лет. По свидетельству Владимира Стерлигова, который был с нею в лагере, ее вместе с партией заключенных посадили на баржу и высадили на песчаном острове в Аральском море. Точное место и дата ее смерти долгие годы были неизвестны. Официальная версия гласила, что Ермолаеву расстреляли, по другой легенде,ее вместе с заключенными посадили на баржу, которую затем затопили.

В конце 1934 года, после убийства Кирова, Ермолаеву арестовали и приговорили к трем годам лагерей — приговор по тем временам почти оправдательный. Однако перед самым освобождением в 1937 году Вера Ермолаева была вторично осуждена по тому же обвинению (видимо, план по расстрелам плохо выполнялся), приговорена к расстрелу и казнена. Первая ее выставка прошла в ЛОСХе в 1972 году, реабилитировали художницу только в 1986-м. Хотя бы ради этого стоит идти на выставку, даже если вы не искусствовед и не фанат искусства 1920-30-х — ради приговора. Поглядеть, как художника схватили из-за мольберта, скрутили и уничтожили, жестоко и совершенно бессмысленно, даже с точки зрения ущербной чекистской логики.

Вера Ермолаева была ученицей сначала Марка Шагала, а потом Казимира Малевича. Сразу после революции Наркомпрос послал совсем молодую художницу в Витебск — туда, где кипели страсти революционного авангарда. Быть в Витебске, быть художником и оставаться в стороне от новейшего искусства в те годы было абсолютно невозможно. Вера Ермолаева поступила в открытую Шагалом Народную художественную школу (после отъезда Шагала она какое-то время была ее ректором), вскоре познакомилась с Малевичем и, покоренная его харизмой, вошла в основанное Малевичем общество "Утвердителей нового искусства" (УНОВИС). Однако "настоящей авангардистки" из нее не получилось. Хотя в УНОВИСе Ермолаева и рисовала супрематические композиции из кругов и квадратов (их рисовали все члены секты неистового Казимира), круги и квадраты закончились очень быстро, стоило девушке начать самостоятельную жизнь в искусстве. На выставке у нее лишь несколько по-настоящему авангардных рисунков — кубистические и футуристические беспредметные композиции, выдающие если не знакомство, то созвучие с работами Пабло Пикассо, Умберто Боччони, Фернана Леже.
Уйдя во второй половине 1920-х в свободное плавание, Ермолаева занималась в основном книжной иллюстрацией, а в свободное время писала картины. Чтобы опознать в ее иллюстрациях авангардную школу, чаще всего нужно иметь наметанный глаз и знать, что искать. Ее наброски к Салтыкову-Щедрину — образчики совершенно классического, школьного рисунка. В иллюстрациях к детским книжкам Николая Асеева, Александра Введенского и ее собственным влияние модернизма угадывается, но не более чем оно угадывается во всей визуальной продукции конца 1920-х, будь то фотография, мода или дизайн. В 1933 году Ермолаева пишет серию "Деревня" — портреты крестьян, рыбаков, деревенских баб. Ее крестьяне лишены лиц: сказывается инерция пинка, полученного от учителя Малевича. Но и цветовые переходы, и пластика поз ее "Рыбака с корзиной" или "Бабы с граблями и ребенком" выдает и полученное ранее академическое художественное образование, и, что важнее, склонность изображать на картине человека, а не метафизический знак.

Если рассматривать собственно искусство, вынеся за скобки иллюстрации и мелкую халтуру вроде эскизов для оберток мыла и конфетных коробок, основной корпус работ Ермолаевой — это пейзажи и натюрморты. Художницу интересовали вопросы чистой живописи: цвет, тон, мазок. Ее сельские пейзажи — крупные цветовые массы, наползающие друг на друга и неожиданно гармонично сливающиеся. Натюрморты — опыты с цветом. То есть в первой половине 1930-х художницу занимали совершенно абстрактные профессиональные проблемы. Второй же половины не было. Витрина с документами по суду и приговору — пожалуй, самая сильная часть выставки. В вину Ермолаевой вменялась "антисоветская агитация среди окружающих и членство в контрреволюционной группировке с целью наладить нелегальную связь с заграницей". Следователем Тарновским установлено, что служащая Ермолаева "является автором ряда контрреволюционных произведений, в которых резко отразила свое отрицательное отношение к советской действительности".

Вера Михайловна Ермолаева (1893-1937) русский живописец, график, художник-иллюстратор, деятель русского авангарда.
В детстве Вера упала с лошади, что вызвало паралич ног. Впоследствии она могла ходить только с помощью костылей. Ермолаева получила образование в Европе — в светской школе в Париже и в гимназии в Лозанне. Несмотря на свое дворянское происхождение, принадлежала к поколению художников, звавших и поддерживавших революцию в России.

Им казалось, искусство наконец-то станет свободным. В 1919 году именно революционные убеждения привели Ермолаеву из Петрограда в Витебск, где Марк Шагал затеял художественное училище для народных масс. Когда Шагал покинул и Витебск, и страну, главой заведения стал Казимир Малевич. Его идеи явно импонировали Вере Ермолаевой, которая поддержала УНОВИС (общество Утвердителей нового искусства) и включилась в коллективную практику супрематистов. По возвращении в Петроград связи не оборвались: Ермолаева работала в Институте художественной культуры, основанном Малевичем. Но ее собственная эволюция вела в другую сторону. Супрематизм переставал казаться единственно верной концепцией.
Легендарная авангардистка стремилась преодолеть концепцию супрематизма, но не успела создать собственную.

Последние годы жизни она много занималась книжной иллюстрацией – по счастью, там ей удавалось реализовывать свои художественные установки. Она принадлежала к группе художников, которые под руководством Владимира Лебедева закладывали основы оформления новой детской книги. Вера Ермолаева, кроме всего прочего, оформила несколько удивительной красоты детских книжек. Например «Иван Иваныч Самовар» Хармса.

В 1934 году, когда Ермолаеву арестовали и вынесли первый приговор (тогда еще не смертный), в Ленинграде «мели» всех подряд – дело было сразу после убийства Кирова. Художница возглавляла кружок «живописно-пластического реализма», участники которого собирались вместе и дискутировали об искусстве. Чем не «контрреволюционная деятельность»? Наверное, при ином раскладе небесных светил Ермолаева могла бы и избежать прямых репрессий, но кислород бы ей перекрыли в любом случае. Тот «живописно-пластический реализм», который она исповедовала, существенно отличался от ненавистного власти абстракционизма – но и с социалистическим реализмом не имел ничего общего.
Долгое время бытовала легенда, что она вместе с другими заключенными погибла при затоплении баржи в Аральском море. Но нет, архивные документы подтвердили: была применена банальная «высшая мера пролетарского возмездия».

loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.