руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
07 март
18:22
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Разное
среда, август 9, 2006

Марк Верховский. Лондон глазами русского американца. Окончание

aвтор: Beton ®
 
Путевые заметки

Воодушевленные таким любезным приемом, мы входим в зал для публики. В маленьком амфитеатричке посетителей оказалось гораздо больше, чем законодателей в зале Палаты Общин.
Жадно взглянув в зал, я не обнаружил там лучшего друга нашего президента премьер - министра Соединенного Королевства.
Не было там и членов правительства. К счастью, глава какого-то ведомства ( кажется финансового) настолько затянул свое чтение ( во 2-м чтении) законопроекта ( я засек на табло 106 мин.), что, именно, благодаря этому обстоятельству мы были обязанны посещения парламента. Как благородный турист,я пожелал ему удачного прохождения данного "Билля". Усевшись во 2 -м ряду от барьера, мы наслаждались демократической процедурой работы парламента. Только огромное прозрачное стекло, очевидно, из органника, разделяло нас от представителей законодательства. Посетители напряженно следили за ходом дебатов, а сидевший впереди нас респектабельный джентельмен, не мигая, с интересом уставился на спикера палаты. Справа, у стены, я заметил огромную, в кубическом измерении, полицейскую леди. Теперь я понял, почему в зале стояла такая гробовая тишина.
Леди внушала больше страх, нежели уважение .
Она периодически обводила полусонным взглядом зал и снова застывала в виде совы. Было нетрудно догадаться, что она спала с открытыми глазами. Во всяком случае, я понял это сразу и потому следил не столько за дебатами, где, кстати, на подмогу оратору вышла продолжать содокладчица, а за бедной женщиной, обреченной на муки бессоного дежурства. При очередном обзоре, она вдруг встрепенулась и, мгновенно сбросив сон, посмотрела в нашу сторону.
Её колебания длились пару секунд, затем она решительно направилась к нам, не без труда проталкивая своё огромное полицейское туловище через проходной ряд.
Холодный пот выступил у меня ( как позже выяснилось - и у жены тоже), когда я представил себе, как на глазах у всей Палаты Общин нас выставят из зала.
"Но за что!" - завопило всё внутри меня. Подойдя к нам, она перегнулась к впереди -сидящему джентельмену и тронула его за плечо. Тот вздрогнул и ...проснулся.
"Так вот где таилась погибель ...её. Увольнением сон угрожал ей!" - перефразировал я строку Пушкина. Предупредив старичка, что здесь спать не положенно, она благодушно поплыла на свое место. А мы, чтобы не попасть в подобную ситуацию, тихо, "по - английски", покинули зал. На прощание, по пути к метро, я сделал салют статуе Уинстона Черчилля, целесообразно сделавшему остановку для отдыха, в садике напротив парламента.
Конечно, мы не могли миновать музей "мадам Тюссо", являющийся основоположником всех его подобных собратьев. Едва начав его осмотр, мы были разочарованны его теснотой и скученностью. Музей представлял собой 2-х этажный особнячок с несколькими комнатами.
Много "знакомых" лиц, но все поверхностно. Некоторые знаменитости вообще на себя не похожи и только по атрибутам их принадлежностей можно было догадаться кому принадлежит данная худосочная фигура. Почему-то, у всех несоответствие роста и объема груди с головой. Так Фиделя Кастро я узнал только по униформе майора и бороде. Джорджа Буша по его решительному виду и специфичным афоризмам.
Тони Блер я определил по иссиня-синим глазам и красному галстуку. А Вову Путина по его юношески- непутевому взору. Хорошее впечатление оставил о себе
король Генрих VIII с его шестью женами, только здесь собранными вместе. Черчилль оказался настолько тщедушен, что я отказался от съемок с ним.
Большая коллекция киноактеров заставила метаться: меня, от Мерилин Монро к Джулии Робертс, супругу, от Шварцнегера к Том Крузу. Не упустил я возможность сфотографироваться с великим Эйнштейном. Вот он был, как ни странно, похож на себя. Затем нас отправили на вагончиках в путешествие "Комнату Страха". На пол-пути наш "состав" остановился в местности, представляющим ужасы эпидемии чумы.
Напротив нас застряла повозка с трупами чумных, в которых аппетитно копошились крысы. Направо, в хибарке, какая-то энергичная леди спускала с окна убитого, то ли любовника, то ли мужа, а вернее, последовательно того и другого.
Эффект "уютного" уголка завершал высокий, с развевающимся ( от вентилятора) плащем, глашатай, затрубным голосом предупреждающий об опасности. Просидев в этой компании около 20 мин, я почувствовал тошноту и, что больше не выдержу и начну ему подвывать. В этот момент пришли "спасатели" и объявили, что, оказывается, аттракцион, "не выдержав суточного стресса", повредил себя, чтобы немного отдохнуть. Нас бережно вывели наружу и предложили подождать починки, которая может продлиться несколько часов. Как истый американец, я потребовал частичного возмещения стоимости билета. На что сообразительная администраторша нашла другой вариант: она подписала наши билеты на следующее посещение. Так что я получил сувенир и возможность в следующий приезд бесплатно заново ощутить все удовольствия мадам Тюссо.
Вестминстерское Аббатство поразило меня своим логическим "гостеприимством". Старейшая в Европе усыпальница королей, "приютила", тем не менее, за свою почти тысячелетнюю историю, многие знаменитости Великобритании.
Но главной неожиданностью для меня явилось, что общая гробница сводных сестер -
королев Елизаветы I и Марии I Тюдор, по прозвищу Кровавой, расположилась напротив
жертвы Елизаветы - королевы Шотландии Марии Стюарт, отреченной от престола и казненной своей коронованной родственницей. Непримиримые враги, похоже, здесь успокоились. В "Уголке поэтов" поражает обилие великих имен: У. Шекспир, У.Гендель, В.Скотт, Бёрнс, Ч.Диккенс, Таккерей, Эмили и Шарлотта Бронте, Р.Шеридан, Р.Киплинг, Г.Ирвинг, Лоуренс Оливье и др. Всем нашлось место в этом "уголке".
В нефе рядом с могилой "Неизвестного солдата" мы увидели памятники У.Черчиллю,
Ф.Д.Рузвельту, Исааку Ньютону и, что самое удивительное, великому атеисту Чарльзу
Дарвину. Мы долго не могли найти место его захоронения и только после обращения к
администраторше, когда она не поленилась и пошла с нами, мы увидели обыкновенную
гранитную плиту, вмонтированную в пол нефа. Вероятно мы не раз проходили по ней.
Я попросил разрешения заснять плиту и леди разрешила нам сделать один снимок и только в её присуствии. Что мы с благодарностью и сделали.
Много ещё музеев и других достопримечательных мест Лондона мы посетили, набрав добрые положительные эмоции. Перечислять их - это писать уже другой очерк, о том, что Вы знаете и без меня.
Уже уезжая из Лондона и покидая отель, я вдруг, неожиданно, для оффиса, спросил их: "Ничего не забыли они мне вернуть?". На что получил жесткое: "Нет, сэр, ничего!"
И тогда мне пришлось им напомнить о депазите в $ 40.
"Ведь мы же не ввели Вас в ущерб ? " - робко мотивировал я свою просьбу.
Радужно- дежурное настроение портье сменилось злобным шипением: "Мы должны в этом убедиться". "Вы это могли сделать много раз" - вежливо, но настойчиво,
вел я свою, американскую стратегию. У стойки было много туристов, с которых ещё предстояло изъять подобный налог и спорить со мной на их глазах было не резонно.
Она опустила руку в ящик и, как фокусница, мгновенно, извлекла оттуда конверт с моими долларами. Я их также молниеносно опустил в карман. Фокус с исчезновением "депазита" в отеле, не состоялся. Тем не менее мы "тепло" распрощались и через минуту уже мчались в Хитроу.
Прощаясь с Лондоном, я ещё раз хочу поблагодарить небо Англии, что оно ниспослала нам такую великолепную погоду, а лондонцев за любезное гостеприимство.
Ведь все, что я описал - это фрагменты стечения обстоятельств, которые абсолютно не имеют отношение к великолепию музейной редкости старейшего города в Европе.

Июль 2006 год
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.