here
and now
clubs and
communities
руccкий
english
forgot password
registration
Registration
why
register?
User
Password
Sign on
 
Baku Pages Home
Baku:
23 Jul
00:34
News and Articles
All articles | Art
Recommend it Press here if you like it
3
Friday, October 19, 2012

Персональная выставка Инны Костиной в национальном музее Азербайджана

aвтор: © Elegy

 

Впервые мы встретились с Инной Валентиновной Костиной после ее возвращения из Италии. Там по итогам персональной выставки своих работ она удостоилась первой премии «Рим-2010», ежегодно вручаемой администрацией галереи культурного центра Il Leone, на которую тогда номинировалось 24 участника, большинство которых составляли итальянские художники… К тому времени уже было широко известно, что Италия – одна из стран, где в музеях и частных коллекциях хранятся живописные и выполненные в технике батика полотна Костиной. Впервые они попали туда в 1999 году, когда по инициативе тогдашнего ответственного директора офиса посольства Италии в Азербайджане Николо Портачи в галерее Il Leone состоялась персональная выставка нашей художницы, а спустя год там же – показ работ учеников ее студии «Семь ярких бабочек». Уже тогда обе выставки вызвали интерес не только к личности мастера, но и к Азербайджану - стране, которую она представляла как живописец и педагог. На следующую персональную выставку в Италии Костина представила более полусотни работ, объединив их названием «Цвета Востока: между сном и реальностью». В их числе – крупноформатные панно в технике батика из серии «Симург» и двадцать живописных работ из серии «Арабески». В ту экспозицию были включены новые, написанные в течение последних пятнадцати лет работы, а также произведения прошлых лет, часть из которых на эти дни любезно предоставили владельцы частных коллекций, в свое время приобретшие их у автора. И это был праздник не только для автора, но и для публики, не скрывавшей восхищения и удивления самобытностью творческих находок художника, философски осмысливающего восточные мотивы с их терпким ароматом древности. Казалось, в те дни у нее был серьезный повод ощущать себя победителем, а Инна, показав при нашей встрече сделанные в Италии фотографии, тогда с грустью сказала: - Если бы показать все мои работы сразу, вместе, а не только батик и «Арабески»… Сегодня, когда в нескольких просторных залах Национального музея искусств Азербайджана проходит большая персональная выставка из 150 произведений Инны Костиной (достойное собрание к 50- летнему юбилею, о котором она категорически умалчивает), кажется, можно понять смысл той фразы. Участнице 200 международных выставок, в числе которых до 25 персональных, всякий раз доводилось показывать часть своих работ - тематические коллекции или отдельные полотна. Да, чаще она представала непревзойденным мастером в искусстве росписи по шелку, а графику, интересные живописные серии, показывала реже, и ей не хватало ощущения того, что позволяло предстать такой, какая она есть на самом деле - разносторонним живописцем, со всей полнотой средствами своего ремесла делящимся с окружающими обуревающими чувствами. Сегодня, уже на церемонии открытия персональной выставки в самом престижном музее Азербайджана, коллеги и старшие товарищи Омар Эльдаров, Чингиз Фарзалиев, Агали Ибрагимов, Салхаб Мамедов и другие искренне говорили о том, что наша соотечественница – художник-новатор. Что она – яркое явление в изобразительном искусстве, мастер своеобразного колористического решения, наделенный неиссякаемой потребностью творить, открывать и начинать новое, добиваясь серьезных успехов. Говорили, приглашая многочисленных гостей в просторные залы, где каждый из посетителей с чувством благоговения встретился практически со всеми работами художника, а значит, с богатым внутренним миром самобытного мастера. В том числе студенты профессиональных вузов страны, юные учащиеся и выпускники студии «Семь ярких бабочек», созданной Инной Костиной с благословения Союза художников еще в 1995 году, многие из которых благодаря ей стали профессиональными и даже титулованными художниками. Встретился с миром, где у каждой ипостаси многообразного творчества учителя своя история со своими эмоциями и мыслями, свой почерк и свой характер… Да, здесь уж видно, что батиком ее творчество не ограничивается. Коренная бакинка в четвертом поколении, выпускница средней школы № 6, Инна Валентиновна Костина, получившая уроки лучших преподавателей Московского института кинематографии (ВГИКа), - большой самобытный живописец. А тому, что более всего известна в мире как один из лучших специалистов не часто применяемой росписи по шелку в технике «батик», обязана, пожалуй, судьбе. Батик В сегодняшней экспозиции Инны Костиной до двадцати лучших образцов, созданных в этой уникальной и трудоемкой технике, объединенных названием «Симург». Искусствовед и театровед В.Резникова так описала свои первые впечатления от встречи с ними: «Понадобилось время, чтобы из ошеломившего буйства красок глаз выделил множество птиц из мифологических сюжетов, которые как бы двигаются на вздрагивающих при малейшем дуновении полотнах натурального шелка. В восточной мифологии Симург – вещая, наделенная способностями пророчества птица. В славянской мифологии ее называют Сирин, и она имеет женское лицо. В мусульманской - это птицы. Не только враждебные, но и добрые к людям. На многочисленных изображениях Костиной лицо Симурга задрапировано традиционными платками, оставляющими открытыми лишь глаза и надбровные дуги. И вот с помощью только этих двух черт лица художник передает и характер, и настроение разных-разных своих «героинь», при том что в каждой из них загадка и тайна. У одних - явная настороженность, у других - женственность и мягкость, но почти у каждой - сила, уверенность. Служат столь богатому разнообразию характеров «героинь» художника многообразные мягкие, витиеватые, струящиеся линии то ли одежды, то ли оперенья. А восточный колорит создают богатые по очертаниям, по композиции головные уборы и другая одежда из тканей и различных украшений. Своих волшебных птиц Костина пишет с завидным постоянством, выражая через них многое о своем отношении ко дню сегодняшнему и к такому загадочному историческому прошлому, которое из глубины веков формирует и нас. Они множатся в ее коллекции и всякий раз говорят о том, что волнует автора и важно для нас. Говорят взглядом - доверчивым и мягким, манящим и настороженным, открытым и магнетическим, скрытым и обманчивым. Ее женщина-птица - всегда спрятавшийся за пестротой шелковых одежд и шелковистых крыльев персонаж, контуры которого чаще всего определяет волнистая струя постоянно неспокойного шелка. «Я, конечно же, хочу спросить Инну, почему она выбрала Симурга – не ради же сюжетов, волнующих таинственностью и возможностью бесконечных вариантов, - пишет В.Резникова. - Но где-то интуитивно понимаю, что прежде она выбрала технику батика, так гармонично объединяющую мистических персонажей именно с шелком – тканью, к которой древние мастера Азербайджана, храня секреты ее изготовления, относились с трепетом, уверенные в том, что шелк имеет душу. И это тоже объясняет, почему художник большую часть своих творческих исканий связала с такой сложной техникой, требующей применения не только красок, но и воска, резинового клея, парафина, канифоли, обращение с которыми опасно для здоровья. Натуральный шелк, толк в изготовлении которого отлично знают азербайджанские ткачи, открыл свою душу и ей». Как откровение звучит емкий, но такой лаконичный рассказ Инны о себе – о выборе и способе существования в профессии и в жизни: «Когда я начала выставлять свои огромные абстрактные работы на выставках, никто не верил, что это дело моих рук. Просто я часто впадаю в состояние, которое называю улетом. Прибегаю в мастерскую, запираюсь, отключаю телефон и все – меня нет. Писала акрилом на холстах размером два на три метра – приходилось буквально ползать по ним …» Для творческих устремлений Костиной характерна необузданная палитра насыщенных красок, ее воображением владеют фантастические образы мистических персонажей, на которые равнодушно не посмотришь. Наверняка этим объясняется сделанный ею выбор, когда, постигая премудрости технологии работы с шелком, Костина в открытом в Баскале, близ Шеки Центре по восстановлению утраченных народных традиций, как и другие художники, разрабатывала новые художественные композиции для росписи национальных келагаи, составляющих часть гардероба азербайджанской женщины. Возможно, тогда художница и попала в шелковый «плен», который ознаменовал ее труды серьезными, неординарными творческими победами и выдвинул в число редких мастеров, обладающих тайнами работы с шелком, создавших ни на что не похожие произведения декоративно-прикладного искусства, восхищающие людей с богатым вкусом во многих странах. Практически закономерным стал интерес к мастерству этого художника со стороны искусствоведов и ценителей прекрасного в Норвегии, где есть свои традиции искусства батика. Когда сотрудники посольства Норвегии в Азербайджане посетили устроенную в Редиссон-отеле выставку коллекции «Симург», они тут же объявили неординарной талантливой художнице о том, что приглашают ее показать свои работы в их северной стране, где имеется серьезная коллекция, которой они очень гордятся. А там, после показа экспозиции в городе Кристиансанд и еще в городе Ставангер, руководители нефтяной компании «Статойл» решили приобрести два ее батика из так понравившейся им серии «Симург»… для своей коллекции. Так впервые они нарушили правило, по которому собрание компании пополняли лишь работы соотечественников, а произведения иностранцев такой чести не удостаивались. Впрочем, чести попасть к известным коллекционерам батика работы Инны Костиной из данной серии удостаивались не раз. Теперь они хранятся в частных коллекциях премьер-министров Франции и Австрии, посла Италии в Азербайджане, в галерее Il Leone в Риме и многих других собраниях Европы и Америки. В Норвегии Инна познакомилась с творчеством интересных художников, а сама удивила их, устроив стенд, подробно рассказывающий о производстве шелка в Азербайджане и продукции Шекинского шелкового комбината, с удовольствием отвечая на вопросы норвежцев, пожелавших больше узнать о нашей южной стране. Поблагодарив за приглашение и возможность познакомить гостеприимных хозяев с ее родиной, наша соотечественница высказала пожелание осуществить совместный творческий проект с норвежскими коллегами. Получилось так, что шелк и город Шеки давно уже, и весьма плодотворно, питают творческое воображение нашей художницы. Родившаяся 15 лет назад идея объединить работающих с шелком художников нашла свое воплощение в своеобразном форуме, который сразу же обрел форму международного симпозиума искусств. За эти годы стараниями куратора, организатора и неутомимого аккумулятора идей Инны Костиной Шекинский симпозиум стал традиционным и своими неординарными программами служит увлеченным энтузиастам. Они уже обсуждали такие темы, как «Искусство как ремесло и ремесло как искусство», «Сны реки Киш», «Гора как образ», «Творчество Физули», «Великий шелковый путь». В последний раз 11собравшихся в Шеки участников из разных стран обсудили идею перекрестка культур. Почему? Да потому, что настрой, отразившийся в живописных полотнах, графических листах, художественных фотографиях, скульптурах и инсталляциях, которые они, не сговариваясь, подготовили к данной встрече вдали друг от друга, подвели их к такой мысли. Она и открыла простор для творческих исканий, в частности, обсуждений и дискуссий вокруг наскальных рисунков Гобустана и исследований Тура Хейердала о родстве культур Азербайджана и Норвегии. Состав уже успевших подружить и во многом стать единомышленниками участников симпозиума, темы, которые они обсуждают, возможность выслушать неординарные суждения, ставшие итогом раздумий интеллектуально богатых людей, живущих в разных странах и в разных условиях, – какая же это богатая почва для достойных устремлений и поиска способов уйти от рутины, наполнить душу живительным воздухом открытий… И делается все это не по чьей-то воле, не в угоду каким-то материальным благам, а по личному выбору, для того чтобы чувствовать себя свободным человеком, имеющим все, чтобы реализовать себя, самостоятельно выбирать приоритеты и жизненный путь, позволяющий сохранять чувство собственного достоинства. Вот такое переключение от интеллектуального творческого и одновременно физического труда по изготовлению художественных полотен, приносящих серьезное признание практически во всем мире, к возможности расслабиться и рассуждать о мироздании в кругу коллег-единомышленников, связанных человеческой дружбой, - на такое тоже нужно уметь выделить место в плотном режиме времени… если способен щедро делиться духовными богатствами, как делает это Инна Костина, не признающая праздности, не помышляющая об отдыхе. Несколько парадоксально, что за плечами художника, готовившего себя к деятельности в кино, единственной работой в этом жанре стал лишь один игровой фильм, снятый на студии «Азербайджанфильм». Окончив в 1989 -м живописный факультет Московского ВГИКа, в киноиндустрию Инна Костина попала в разгар кризиса. Слава Богу, большая труженица, она была готова к любой достойной работе. От души участвовала в масштабном проекте по монументальной росписи одного из храмов; создавала графические проекты для книжных издательств, всегда готовая взяться за новое, неизведанное, трудное. Когда здоровье потребовало отказаться от полюбившегося дела, сменила профессию. Много и увлеченно работая над изготовлением батика, почувствовала жуткую аллергию на используемые в этой технике краски и другие материалы, и отказалась от дела, в котором весьма преуспела. Сменила не на праздность - вместо кистей взяла в руки иголку, нитки и ткани, чтобы создавать красивые-красивые национальные тюбетейки – аракчины. И в этом, требующем художественного вкуса и золотых рук деле, здорово преуспела. Оказалось, что этот старинный головной убор для мужчин способен как талантливое произведение искусства войти в сегодняшнюю моду, а потому творческий подход к изготовлению аракчинов в наши дни стал настоящим подарком судьбы. Свои сшитые из тканей разных фактур аракчины с разными рисунками и орнаментами Инна Костина активно украшает золотошвейными лентами, бисером, стразами. Потому-то их используют как костюмы актеры театра и кино, носят на улице все, кто пожелает, а еще они выставляются на стендах выставок, где, как мы уже убедились, вызывают восхищение ценителей красивых вещей. Но это пришло к Инне уже после того, когда за плечами было участие в ста живописных выставках, в том числе тридцати персональных – в Германии, Италии, Австрии, Норвегии, Грузии, Турции, России, Испании. На вопрос, кем чувствует себя в профессии, Костина уверенно называет себя живописцем. Потому что и к искусству батика, да и к аракчинам подходит как живописец. Арабески Как человек широкой души, она любит писать большие полотна, а переполненная впечатлениями и задумками, «организует» на них обилие мыслей, рожденных ассоциациями в своеобразные серии, пожалуй, самые дорогие сердцу восточные идеи, группируя их в работы под общим названием «Арабески». А это… Тончайшие наблюдения над взаимоотношениями людей она объединила в серию «Поцелуй», создав более двадцати холстов, покоряющих нежностью и светлой цветовой гаммой, отражающих лиричность ее натуры. Образы детства, провоцирующие на философский настрой абшеронские пейзажи благодаря самобытному художническому мышлению в ее работах в процессе ненавязчивой игры света и цвета обретают неподражаемые композиционные формы и линии. Они волнуют зрительными впечатлениями, одаривающими воображение возвышающими идеями. Серия «Арабески» - небольшого формата полотна, отмеченные потребностью автора выразить средствами «не кричащего» патриотизма бесконечную красоту восточной женщины, обобщить лирический образ и богатства восточной культуры, что, как она решила, наиболее достойно можно сделать в нестандартной, редко используемой технике многослойной живописи. По первому, чисто внешнему, впечатлению «Райские птицы», «Танец», «Сфинкс», «Тайна Востока», «Лунный симург», «Нити жизни», «Музыка», «Пери Востока», «Поцелуй» и другие – это малогабаритные работы форматом от 30 на 40 до 45 на 70 сантиметров. На написание каждого из них художник затрачивает не менее месяца кропотливого труда, хотя из-за своей монохромности они внешне мало отличаются друг от друга. Выполненные в одной цветовой гамме, где рисунок воспроизводится за счет разных по глубине оттенков одного цвета (в данном случае – золотистого), воспринимаются как звенья одной цепи и как единое целое. Тональность нарочито продолжающих друг друга по содержанию и настроению работ позволяет сосредоточить внимание на орнаменте, играющем большую роль в композиции, при том что все у талантливого автора, даже связанные с техникой тонкости, прежде всего, работает на содержание. А оно… «Я давно уже поняла, что сила и мудрость народных сказаний, легенд и мифов пронзают человека навсегда, - рассказала Инна Валентиновна. – Меня, во всяком случае, всю жизнь сопровождают образы мудрых красавиц и храбрых, справедливых их заступников, о которых, затаив дыхание, ребенком слышала из уст читавшей нам с сестрой «Азербайджанские сказки» мамы. Яркие краски садов, в которых обитали райские птицы и существа, символизирующие разные таинственные силы, волновали воображение и запомнились на всю жизнь. Наверняка я не услышала бы добрых отзывов об иллюстрациях к книге «Сказки тысячи и одной ночи», которые оформляла по заказу издательства «Язычи», если бы они, как и образы эпоса «Деде Горгуд», не стали частью моей натуры, частью моего выбора и творческого мышления…». Вот и работа «Сны реки Киш» - из тех долго вынашивавшихся задумок, которые в последние пять-шесть лет Инна Костина осуществляла в этом волшебном месте, возле наводящей на мысли о далеких наших предках горной реки Киш недалеко от древнего города Шеки. Всегда переполненная образами, которые так и просятся на холст, активно и много работающая, Инна всегда подолгу ищет форму, а точнее технику, в которой наиболее органично можно передать содержание задумки, и никогда не останавливается перед самыми трудоемкими способами самовыражения. В данном случае она применила технику многослойной живописи с лессировками и прием сфумато, которым в свое время пользовался Леонардо да Винчи. Трудоемкую технику, которой учат и в современных вузах, но которую никто не использует из-за трудоемкости, Костина применяет потому, что не боится труда – ей важен результат, соответствующий задумке и дающий на редкость богатый эффект. Интересно, что в новую экспозицию включены написанные в течение последних шести лет работы. Это позволяет активно посещающим сегодняшнюю выставку искушенным профессионалам отмечать постоянную неуспокоенность художника и ее большие успехи в «обогащении своеобразного колористического решения для каждой идеи». Но только ли в этом? Явление космического уровня Конечно, выставки для того и проводятся, чтобы достойный художник как минимум имел возможность показывать плоды своих раздумий и трудов, проверять, насколько они способны питать эстетические запросы широкой общественности. Естественно, и для того, чтобы информировать эту общественность о том, как благодаря поискам творческих людей развивается вкус публики, ее кругозор и, конечно же, национальная культура в целом. Не удивительно, что ощущающего знаки внимания автора особенно волнуют впечатления профессионалов, их просвещенное мнение, и в этом смысле смело можно сказать, что у Инны Костиной есть все основания для чувства особого удовлетворения, которое довелось испытывать с закрытием нынешней объемной и помпезной экспозиции и которое останется с ней навсегда. Как же иначе, если изо дня в день одни посетители убежденно подчеркивали, что большая часть выставленных ныне в Музее искусств работ Инны Костиной покоряет не только колоритом и композиционными особенностями, но и философскими воззрениями, поэтикой сюжетов, тонким вкусом и самобытным видением окружающей действительности. Если другие, в том числе и представители СМИ, утверждали, что для творческих устремлений Костиной характерны экспериментирование с традиционными материалами, техниками, а ее необузданную палитру насыщенных красок, ее воображение питают фантастические образы мистических персонажей, на которые равнодушно не посмотришь. И если при этом звучали такие жизнеутверждающие выводы: «Нынешняя выставка Инны Костиной – это опять трудоемкая, редко используемая техника, это достойные труды яркого, талантливого, духовно богатого профессионала и человека большой души». Лестные, но достаточно традиционные, а главное абсолютно справедливые отзывы вполне могли бы завершить эти заметки о выставке уникальной художницы, если б не попался на глаза отрывок из задержавшейся в эти дни в типографии книги «Цвет как основа бытия», специально написанной к выставке Теймуром Даими. Там художник, режиссер, доктор философии, критик и теоретик искусства Т.Даими, называющий Инну Костину живописцем до мозга костей, говорит: «Она не просто живет, а фактически «бредит» цветом, колористическими структурами и цвето-оптическими комбинациями. И поэтому во всех своих работах преследует одни и те же цели – создавать настроение, атмосферу и целостный образ произведения, в первую очередь, с помощью света, цвета и живописных пятен, подчиняя динамичной и неоднозначной цветовой архитектонике все остальные компоненты работы, включая идею…». С таким анализом творчества мастера мне, честно говоря, встречаться не приходилось – считается, что это дело науки, не доступное обывателю. Но разве? Встречаясь с неподдельным интересом посетителей выставки к развешанным работам, к надписям на этикетках, с вопросами к персоналу и окруженному восторженными поклонниками художнику, понимаешь, как велика у людей потребность не только любоваться, но и проникать в суть каждой картины. Познавать ее значимость в творчестве данного мастера, культурном процессе, художнической среде и собственной судьбе. На таком фоне показалось, что многие восторженные реплики воспринимаются всего лишь как традиционный набор пусть и вполне справедливых, профессионально и от души сказанных слов. А вот Теймур Даими… Своим исследованием, не сомневаясь в правомерности высказываемых оценочных суждений и руководствуясь личными впечатлениями искушенного философа, он явно выходит на обобщения, позволяющие убедительно отвести Инне Костиной место на Олимпе постоянно развивающегося художественного пространства. Отвести не просто как талантливому азербайджанскому живописцу, но как на редкость тонкому, эмоциональному мастеру, проникшему в мир национальных образов фольклора и восточной литературы, в тайны художественной миниатюры, уникальной музыки родного с детства азербайджанского мугама, сделавших нашу соотечественницу ярким представителем национального и мирового искусства. Право слово, хочется высказать надежду на то, что Теймур муаллим, не избегая научных формулировок, без которых невозможен разговор профессионала о достойных личностях, на примерах из творчества азербайджанской художницы Инны Костиной прокомментирует в эксклюзивном интервью 1news.az свои суждения о том, почему считает ее явлением космического толка. Галина МИКЕЛАДЗЕ

Подробности: http://1news.az/culture/20121018083151204.html#page999
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на 1news.az
Расскажите об этом другим:
LEGAL DISCLAIMER: BakuPages.com is not responsible for content of this page. BakuPages.com can make no representation concerning the content of these sites, nor does their listing serve as an endorsement by BakuPages.com.
Other products and companies referred to herein are trademarks or registered trademarks of their respective companies or mark holders